Ролевая игра по Наруто

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра по Наруто » Архив общий » Конкурс фанфиков (неканон)


Конкурс фанфиков (неканон)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

На форуме проводится новый конкурс: «Конкурс фан-фиков о неканонах». Суть этого конкурса – написать фан-фик о любом неканоническом персонаже, который есть на нашем форуме. В предыдущем конкурсе, где главным созерцанием внимания были каноны, была тактика «пар». То есть, участники делились на пары, и между собой обменивались фразами, словами, поговорками и прочим. В этом конкурсе, все будет происходить иначе. Участники, договариваются с помощью ЛС, ICQ and e-mail, с музами своего будущего произведения (это могут быть только неканоны, и тони должны быть приняты в игру на нашем форуме). После чего, в списке, который написан ниже будут, появятся строки с Никами участника, и главного героя. Это будет выглядеть примерно так: 1) Sarutobi AsumaTenshi*.
*Примечание: первый ник – ник исполнителя; второй ник – ник главного героя фан-фика.

Список участников:
1) Isate Sagashi - Cloud
2) Риёса Якама - Риёса Якама**
3) Konan - Созо Сагара
4) Yukio Ito - Isate Sagashi
5) Akasuna no Sasori - Yumichi Taizen
6) Elian Isudzu - Elian Isudzu**
7) Tenshi - Tenshi**
8) Сайто - Emiya Shiro
9) Мина Сувари - Сатоми Сато**
10) Gumoshin Kidoumaru
11) Kabuto - Сайто
12) Кодзи - Шираюки Такуми

Требования к оформлению фиков:
1) Произведение не должно быть больше шести страниц Вёрда, Шрифт Times New Roman, 12.
Фан-фик выкладывать одним сообщением!

2) Яой/юри/хентай разрешен, но только с ограничениями.
Система рейтингов:
K /G / - подоходит для чтения в любом возрасте.
K+ /PG / - подходит для чтения детям девяти лет и старше, содержит допустимые в обществе ругательства, романы ограничиваются поцелуями, а мысли и действия не переступают за рамки разумного.
T /PG-13 / - в целом этот рейтинг объединяет в себя то, что детям до тринадцати лет рекомендуется читать только с согласия родителей; может содержать сцены насилия, неграфическое описание гетеро- и гомосексуальных отношений, алкоголь, наркотики и тому подобное.
M /R / - все еще не особо натуралистическое описание сцен секса, насилия, жестокости, ругательств, страданий, но лицам до шестнадцати читать все же не рекомендуется.
MA /NC-17/ - абсолютно взрослая тематика произведений такого рейтинга не рекомендуется к чтению лицами младше 17 лет; графическое и подробное описание сцен секса, насилия, и т.д и т.п.
А так же почти не используемый в фанфикшене рейтинг B для произведений, предназначенных детям 1-4 лет.

3) Заранее указываем, встречается ли в фике ОС и ООС. Но сильный отход от характеров не приветствуется.
Пояснение:
OC (Original Character) - означает, что в фике в числе главных героев задействован персонаж, придуманный самим автором, и не встречающийся в оригинале.
OOC (Out of Character) - характер и поведение персонажа сильно отличается от оригинального.

Жанры:
Angst (ангст) – категория трагедии, где герои испытают широкий спектр глубоких эмоциональных переживаний, будь то беспросветные запои на почве моральной неудовлетворенности бытием или тривиальные заскоки по причине кризиса среднего возраста.
Romance (романс) – произведение, изначально ориентированное на развитие именно романтических отношений между некоторыми, а иногда и всеми персонажами.
Humor (юмор) – разного рода юмористические зарисовки.
Action/Adventure (боевик/приключения) – в произведении идёт упор не на развитие романтических отношений, а на происходящие с героями захватывающие события.
PWP (ПВП) - полное название Plot? What Plot? ("Сюжет? Какой сюжет?"). Встречается вариант Porno Without Plot ("Порно без сюжета"). Это истории, написанные исключительно ради создания сексуального приключения без сюжета и отвлеченных событий.
Drama (драма) – драматическая история без хэппи-энда.

**Ребята меня попросили поставить в пару своих же неканонов.

0

2

Название: Право на жизнь
Автор: Elian Isudzu
Персонажи (Пейринг): Элиан, Гин
Рейтинг: MA /NC-17/
Жанр: Action/Adventure/Angst/Drama
Состояние: закончен
От автора: Писал био, и разошелся сверх меры... Вот, собственно, что получилось) Думаю, напишу продолжение

***Часть первая***
***За несколько недель до начала основных событий***

Стражники мчались так, что  казались отрядом назгулов, настолько быстро мелькали их тени среди деревьев. Случайно очутившееся на дороге торговцы и крестьяне поспешно отпрыгивали с дороги, только с удивлением вглядываясь в мчащиеся вперед размытые силуэты. Многие недоумевали, куда это мчится отряд наместника в столь поздний час, и какие новые несчастья этот рейд сулит стране. Ведь сам Гин мчался во главе! Правая рука сына Дайме, усмиривший не один бунт на территории множества земель, принадлежавших как Дайме, так и его союзников...

Гин вонзил шпоры в бока коня и чуть слышно выругался. Умное животное с недоумением покосилось на хозяина и обиженно заревело, не понимая, почему его наказывают. Гин похлопал лошадь по шее, как бы прося прощение за то, что сорвал на нем свою злость. Приказ, отданный «господином», был однозначен, и его следовало исполнить. Дьявол! Если бы не задание… Задание деревни – прежде всего… А значит он должен подчиняться Райно. Даже если ему противен этот приказ. Шиноби – лишь инструмент... Черт бы побрал этот проклятый принцип. В этот самый момент «верный слуга» желал своему сюзерену подохнуть, как подзаборному псу. Желательно в мучениях. Но не выполнить задание деревни… Этого Гин не позволял долг, проклятый им самим не раз долг. Деревня послала Гин в одну из развивающихся провинций страны Рек, богатую экономически, и к тому же географически выгодно расположенную. Целью миссии было оценить наместника и его предполагаемого приемника(так как Дайме стар). Заданием Гина было внедриться в окружение к сыну Дайме. Было проведено несколько операций, в ходе которых наследник оказался лично обязан «случайно» спасшему его Гину. Он быстро поднялся по карьерной лестнице, оказался помощником Райно, принес ему клятву личной верности. Хех… Тогда его сюзерен был благороден, возвышен, мечтал о благоденствии страны, и уж конечно никто не проклинал его имя. Тогда Райно ещё не поглотила тьма. Тогда он ещё не стал чудовищем… Гин не мог понять, как может настолько быстро измениться человек, хотя пытался хоть как-то объяснить, хотя бы самому себе, это чудовищное изменение. Неужели сила власти такова? Неужели этот проклятый венец всевластия так корежит душу человека? Так ведь нет! Кадзакаге и другие Каге обладают куда большей властью, но не творят такого… Ведь не топят они в крови свои страны из-за малейшего шанса нажиться... Не топят… А если и действуют жестко, то не так страшно и жестоко, как Райно. Да, владения Райно росли очень быстро, но и цена была велика! Перед глазами Гина вереницей встали лица отравленных, убитых, преданных Райно. А уж что он творил с пленными женами, сестрами, дочерьми устраненных соседей… Гин своими глазами, правда мельком, видел трупы несчастных, под покровом тьмы выносимые из личных покоев наследника. И снова и снова вспоминал романтичного, влюбленного и чистосердечного юношу, каким тот недавно был. Вспоминал и пытался понять, когда Райно изменился, когда он начал становиться чудовищем, живущим только ради удовлетворения собственных желаний за счет других. И что послужило причиной этому. Уж не он ли?..

*** Часть вторая ***
*** Поступок Гина***

Низко висящие ветви сакуры хлестали по лицу, но стииснувший зубы шиноби не замечал этого, как не замечал и стекающих по лицу слез. Губы шептали почти неслышную мольбу Господу. Не за себя, за Элиана. Он то и дело оглядывался, боясь увидеть позади облако пыли. Пока погони не было видно, но Гин не питал иллюзий - его сюзерен не мог простить такое преступление, как похищение жертвы прямо из поместья. И погоня, конечно, уже где-то совсем близко, а лошадь почти загнана... Несчастный зверь, может, пробежит с десяток километров, но не больше. А до владений любого врага Райно, у которого можно попросить убежища, еще около ста пятидесяти километров. До страны Ветра – более четырехсот. Что ж, по крайней мере, он умрет с честью.
- Спасибо вам, Гин-сама... - почти неслышный мальчишеский голосок из-за спины заставил шиноби сжаться в седле. - Если бы не Вы, Гин-сама... Мой брат... Он бы и со мной сделал то же...
- Замолкни, прошу тебя, - голос шиноби дрожал, а перед глазами вставали картины казней предателей, только на месте жертвы Гин на этот раз видел себя самого. Что тут говорить… Не боятся лишь дураки.
- Нам нужно где-нибудь спрятаться. Я уверен, что Райно послал погоню. Если мы не успеем пересечь границу и попросить защиты у другого Дайме до того, как нас нагонят, то...
- Умоляю Вас, убейте меня! Только не оставляйте снова в его руках! - ужас, звучавший в его голосе, был таков, что Гин содрогнулся. Что же он видел? Какому кошмару подверг этого совсем ещё юного мальчика Райно? Он ведь не больше 4 часов провел в его покоях, а выглядит так... Даже непредставимо, что он перенёс... Как еще с ума не сошел?
Впрочем, он прав. Если они попадутся, то лучше покончить с собой, чем положиться на "милость" Райно. Милость... Как же, способен этот зверь на милость. О боже! Ведь совсем недавно он так гордился, что отлично справляется с заданием. Сколько было надежд и мечтаний о добровольно присоединенной к стране Ветра провинции… Тут Гин снова вспомнил некоторые из виденных им на службе казней и его передернуло. Но мог ли он поступить иначе? Юноша прикусил губу и отрицательно покачал головой. Нет, если хотел сохранить хоть последние капли самоуважения и чести. Да-да, именно последние капли. Да и задание он выполнил… Давно нужно было бежать от будущего Дайме, как от воплощения Акумы, каковым, впрочем, тот скорее всего и являлся.
Снова перед глазами встало позавчерашнее утро, и Гин едва сдержал стон. Райно, как видно, посчитал, что «слуга» ко всему привык и пора повязать его… Кровью.
Юноша дежурил у дверей пыточной во внутренних покоях будущего Дайме, куда тот до сих пор не пускал новичка, когда он позвал его и приказал принести саке. Гин со всех ног бросился в ледник, и вскоре, с запотевшей бутылью на подносе, снова стоял у двери покоев. А потом вошел... Господи! Как ты допускаешь в твоем мире такой ужас?! Как ты позволяешь существовать таким людям и позволяешь им творить такое?! До смерти, наверное, ему не забыть увиденное в этих покоях. Множество черепов, развешанных на стенах. Огромное количество пугающих приспособлений, о назначении которых нетрудно было догадаться. Особенно, если вспомнить слышанные им ранее, исполненные нечеловеческой мукой вопли из-за дверей этой комнаты. И кровь, заливавшая пол и стены и, даже потолок. Потом взгляд Гин упал на искореженное нечто, похожее на ободранную корову на бойне. Вот только у этого нечто оказалась человеческая голова, голова совсем юного мальчика с вырванными глазами. А у стены напротив входа он увидел Элиана, подвешенного за руки и испещренного как крововоточащими ранами, так и закрывшимися  уже рубцами. Странно, но Гин не вырвало, он не потерял сознание. Шиноби… А возможно, это был шок, кто знает... Райно внимательно наблюдал на Гином и одобрительно ухмыльнулся, увидев, что у юноша только побледнел и него расширились глаза. Ему явно пришлось по духу, что тот не боится крови. Затем схватил с подноса бутыль и прямо из горлышка выхлебал ледяное саке.
-Этого ублюдка оттащишь в подвальные этажи и отвечаешь за него головой! - его исполненный презрением голос прорвался в застывшее от ужаса сознание Гин. – А если хочешь, можешь им попользоваться.
Гин понял о чем говорил Райно, и глядя на усмешку этого «человека» его на этот раз чуть не вырвало.
- Но чтобы остался живой! Я с этой маленькой тварью еще не закончил...
Райно расхохотался, вытер руки об окровавленные штаны и вышел. А юноша остался стоять и с ужасом смотреть на несчастного мальчика, избегая глядеть на стол, на котором лежало кровавое нечто. Тут его, наконец-то, вырвало и это, как ни странно, принесло некоторое облегчение. Что-то поднялось изнутри, что-то, чему он по неопытности и названия-то подобрать не сумел. Но он принял решение, решение предать «господина», способного сотворить такое с беззащитными существами. Решение закончить задание, и, если получится, вернуться в Суну с вестью о том, что эту провинцию лучше не трогать. А если не удастся – умереть как мужчина. Странная это была решимость, юноша твердо знал, что задание не вполне законченно, что наверняка умрет, но иначе поступить все равно не мог, что-то внутри него не давало поступить иначе, и собственная жизнь уже не имела ровным счетом никакого значения. Гин встал на стул и отвязал мальчика, с ужасом смотрящего на него. Господи, он принимал его за пособника палача... Он сам не замечал, что по его лицу текли слезы. Мальчик рухнул на каменный пол, заскулил и попытался отползти от него.
- Не бойся меня... - едва выдавил из себя Гин. - Я не причиню тебе зла.
- Убейте меня, умоляю вас... - почти неслышно прошелестело несчастное существо. - Пожалуйста, убейте... Я не могу больше...
- Я постараюсь спасти тебя... - ответил Гин, яростно растирая слезы. - Если не смогу, то исполню твою просьбу. Прости, я не знал, что тут делается...
Но на разговоры времени не оставалось. Единственным выходом было как-то добраться до конюшни и попытаться украсть лошадь. Но как потом выдти из поместья? Гин не знал. Полубезумным взором он окинул пыточную и его глаза расширились. На столике у стены валялся небрежно брошенная туда Райно грамота, которую он вручал доверенным васалам, если посылал их со срочными поручениями. Будучи помощником, Гин не раз проходил процедуру передачи грамоты и не мог спутать её ни с чем иным. "А вдруг это проверка? – мелькнула мысль на краю сознания. - С этого скота станется..." Но тут же одернул себя - чем бы это ни оказалось, задание закончено, эта провинция Ветру точно не нужна, особенно с таким будущим Дайме… Неясно ещё, не стоит ли за таким резким изменением кто-то извне…(ООС: Ясно кто…Уши Орочимару торчат из близь лежащих кустов.) А по собственной воле подчинятся ему он больше не станет. Даже если его сию же секунду казнят самой страшной смертью. Но вряд ли проверка, уже долгое время никто не решался слова сказать против наследника Дайме и тот привык к полному подчинению всех вокруг. Гин сжал зубы и снова повернулся к пленнику, с отчаянной надеждой смотревшего на него.
- Поверь мне... - почти неслышно сказал он. - Мне кажется, что я нашел возможность спастись самому и спасти тебя. Но умоляю тебя, молчи, что бы ни случилось. А если не получится, то я успею быстро убить тебя.
- Спасибо... - глаза мальчика наполнились слезами. - Я – Элиан Исудзу, средний сын Дайме Исудзу. А на столе – мой младший брат... Ему всего шесть было...
И залился слезами. Гин до крови закусил губу, кивнул и назвал свое имя. Потом взял грамоту и в его глазах что-то зажглось. Что-то очень и очень опасное. Он и сам не понимал, но в этот момент он окончательно сжег за собой мосты. С этого момента он был готов на все, что-то родилось внутри него, хотя убей его Господь, если он понимал, что именно. Но это было что-то чистое и огромное, чему, наверное, и имени не имелось ни в одном из языков. Это была жажда Любви и Добра, Веры и Жизни, Возрождения и Света. А может быть, Тьмы. Кто знает как назвать все это? Уж точно не Гин. Он и не пытался, но если бы любой его знакомый посмотрел на него сейчас, то оказался бы очень удивлен. Казалось, юноша мгновенно переменился, стал старше на много лет, на лице появились морщинки, глаза стали жесткими, в них горела холодная ярость. Кривая ухмылка исказила губы шиноби и он  взял грамоту. Минуту постоял, вытер слезы и быстро вышел из пыточной.
- Эй, вы, двое! - окликнул он стоящих у выхода из галереи охранников.
- Сюда. Быстро!
- Чего надо? - отозвался старый воин. - Не видишь, что ли - мы на посту. Запрещено покидать пост.
- Мне нужна помощь, и ты мне ее окажешь, - спокойно ответил Гин.
- Да пошел ты!
Юноша ухмыльнулся и сунул стражнику под нос грамоту. Глаза служаки расширились и он коротко поклонился. Второй стражник замер на месте, с изумлением вытаращившись на Гина.
- За мной! - скомандовал тот.
Стражники покорно потрусили следом, боясь рассердить обладателя грамоты. Ведь он сейчас имеет право отдать приказ казнить любого и никто из васалов Райно не решится с ним спорить. Пока грамота у него, мальчишка является голосом Райно. Зайдя в пыточную, оба воина онемели. Хотя оба и были привычны к виду крови, но одно дело на поле боя, а совсем другое так вот... Для развлечения. Но обсуждать деяния своего повелителя в замке не решался ни один человек. Хотя многие и многие бежали из проклятого замка куда глаза глядят. Кого-то из беглецов ловили и казнили в назидание другим, кому-то удавалось скрыться от мести бывшего хозяина. А оставшиеся... Оставшиеся боялись и делали вид, что все в порядке, ничего особенного не происходит, и старались угодить чудовищу, в которое уже довольно давно превратился сын Дайме. Но кое-кто действительно не знал о кровавых развлечениях своего повелителя, которые тот тщательно скрывал, прекрасно зная, что если правда об этом дойдет до Каге, то за жизнь палача никто не даст и ломаного гроша. Привыкнув подчиняться приказам, двое солдат покорно пошли за Гином, в руках которого была грамота господина, и теперь каменными столбами застыли в дверях. Сам владелец замка никогда не позволял простым солдатам видеть результаты своих "развлечений", вполне обоснованно опасаясь восстания. Да, солдаты повидали многое, но не замученных ни в чем не повинных детей, и шок от этой страшной картины оказался огромен. Гин услышал позади сдавленное мычание и знакомые звуки - стражников рвало. Он спокойно обождал пока они опомнятся и приказал:
- Этого отнести на конюшню. Господин приказал отправить его в приморское поместье.
Старший из воинов внимательно посмотрел на Гина - подобного приказа никогда еще не поступало. Из этой комнаты пленники попадали только в подземелье или на кладбище. И вряд ли это могло быть по-иному. Он и раньше вздрагивал от страшных, полных нечеловеческой муки воплей, доносившихся к нему из-за закрытых дверей пыточной. Подозревал многое. Но увидеть... Он снова перевел взгляд на стол, на котором валялось изломанное тело несчастного мальчика. Голову палач почему-то почти не тронул, и лицо этой головы удивительно походило на лицо десятилетнего сына воина. Он закрыл глаза и страшная картина предстала в воображении: на столе не неизвестный ребёнок, а его собственный сын... О, Господи! Да что сделал их господину несчастный ребенок?! За что с дитем-то так? Он открыл глаза и внимательно посмотрел на Гина, ожидавшего ответа. Мальчишка напряжен, рука лежит на рукояти куная. Не надо быть очень умным, чтобы понять - Гин чего-то смертельно боится, но изо всех сил старается не показывать свой страх. Ясно, ничего Райно ему не приказывал... Он пытается спасти этого мальчишку. Выдать его? И обречь это дитё на ещё более страшную смерть? Или?... Никогда до сих пор воину не доводилось делать подобного выбора. Но старый воин его сделал.
- Я возьму его, - кивнул он и повернулся к молодому сослуживцу, который, не стесняясь, плакал. - А ты, Кото, приведи сюда по очереди всех наших, особенно тех, у кого есть дети. Мару, Неро и Сарико обязательно. У них сыновья. Пускай поглядят, кому мы служим... Только остерегайся прихвостней офицеров.
И почти неслышно добавил, снова обращаясь к Гину:
- Молодец, Гин.
После чего поднял на руки трясущегося мальчика и понес к двери. Юноша откуда-то знал, что стражник все понял, но не стал его выдавать. Почему? Непонятно, но нужно быть благодарным. Неужели его тоже потрясло увиденное? Кто его знает... Гин только боялся, что воин, добравшись до своих, все равно выдаст их. Но нет, этого не случилось. Воин сам говорил со стражниками, и Гину оставалось только демонстрировать зажатую в кулаке грамоту. Воины молча салютовали и пропускали их. Даже в конюшне юноше не пришлось ничего делать. Воин сам подобрал им лошадей, оседлал и проследил, чтобы седельные сумки наполнили продовольствием и флягами с водой, помог привязать к седлу мальчишку, ступни которого были так искалечены, что он не мог ходить. Гин не успел опомниться, как ворота замка распахнулись перед ним, и он изо всех сил погнал лошадей по направлению к границе. Воин на прощание только молча хлопнул его по плечу и скрылся в воротах замка. Старый служака еще не знал, что служить чудовищу, по божьему недосмотру вскоре станущему Дайме, ему осталось совсем недолго.
А потом были сутки страшной гонки, Гин гнал несчастных зверей, пока один из коней не пал. Хочешь, не хочешь, но пришлось останавливаться. На счастье им удалось обменять оставшегося почти загнанного коня на ближайшей почтовой станции, показав грамоту. Но прошло еще полдня, и это животное тоже было почти загнано и едва плелось, хрипя и роняя клочья пены на землю. Юноша всеми фибрами души ощущал, что погоня совсем близко. А до границы больше двухсот километров... Он на ходу развернул данную воином карту и принялся внимательно изучать ее. Уже понятно, что лошадь вот-вот падет и нужно попытаться спрятаться. Вот оно! Где-то неподалеку отсюда съезд на тропу, ведущую к Ори, где обитали горские племена. Уже лет сотню лет их пытались покорить, но горцы умело обороняли узкие перевалы, и никому из прежних Дайме так и не удалось ничего с ними сделать. До ближайшего перевала совсем близко, каких-то тридцать километров. Гин оглянулся на горы, покрытые лесом, и тихо вздохнул. Если бы конь был свеж, они бы добрались за полдня, не больше. Но что толку вздыхать о мечтах? Нужно пытаться сделать хоть что-нибудь с тем, что есть в наличии. Гин и не собирался. Потому, когда впереди появилась тропа, уводящая с дороги в покрытые лесом горы, заставил лошадь свернуть на нее. Животное хрипело, но шло, как будто понимая, что останавливаться нельзя. А когда бедный зверь пал, Гин молча взвалил на спину плачущего мальчишку и с трудом поплелся в самую чащу. Он взял с собой только флягу с водой. Прекрасно при том понимая, что против нескольких рот опытных солдат не продержится долго. Но это уже не имело никакого значения. Главное - успеть убить Элиана и себя, не должны они были попасть в их руки живыми.

*** Часть третья***
*** Честь ***

Преследователи не понимали, что заставило Гина, столь многообещающего, обласканного новичка в свите сына Дайме сотворить такое. На что надеялся мальчишка. Украсть жертву прямо из пыточной, да еще так нагло? Похитить грамоту господина? Ярость Райно была такой, что каждый в замке вздрагивал, услышав его крик. Повелитель разослал во все стороны отряды с приказом доставить беглецов. Живыми! Только живыми!!! А вот, кажется и они…

Какая-то ветка попала под ногу и Гин рухнул на землю, тяжело дыша. Элиан на его спине продолжала тихо стонать. Он осторожно освободился из-под него, и чуть ли не силой заставил несчастное существо напиться. Будь оно все проклято! Но останавливаться нельзя. Гин с величайшим трудом заставил себя снова подняться ноги и взвалить на спину все еще плачущего Элиана. От усталости он почти ничего не видел вокруг и не понял, что зашел в тупик между двумя смыкающимися утесами. И только когда уткнулся носом в породу, остановился и со стоном рухнул у ее подножия. Попытался встать, но понял, что если хоть немного не отдохнет, то идти не сможет. Оттащив Элиана в глубину расщелины, он сел у входа, пытаясь отдышаться.

Немного передохнув, юноша повернулся к расщелине, чтобы позвать Элиана, но не успел. Кусты напротив затрещали, пропуская незваных гостей. Гин испуганно вскочил на ноги, но было поздно.
- Они пришли... - донесся до него дрожащий детский голос. - Как вы можете служить этому палачу? Папа ничего не сделал Дайме... За что он так страшно убил моего брата? Что он ему сделал? Ему же всего шесть было! Кто же вы сами можете называться людьми, раз этому зверю служите?!
Элиан попытался подняться и не выдержал боли в искалеченных ногах и рухнул на коленки, захлебнувшись хриплым плачем. Но руки продолжали сжимать кунай, и он уже почти готов был убить себя. Гин стоял перед нем с катаной в руках(ООС – Гин был на задании, что-то типа «агента под прикрытием», поэтому мог пользоваться катаной), заходящее солнце освещало его ореолом и казалось вокруг юноши сияет нимб. Нимб, который должен сиять только вокруг святых. Несколько стражников даже отшатнулись назад, неуверенно переглядываясь.
- Заткнись, ублюдок! - с насмешкой прокаркал один из трех "приближенных" Райно. - Подожди, сейчас ты узнаешь как противиться воле Райно! Стражники шагнули ему навстречу…
Гин думал. «Кто он? Человек? Зверь? Шиноби? Он все ещё может уйти один, и закончить задание. Поступить как инструмент. Но тогда Элиан умрет…» Он обернулся, поднял глаза и посмотрел на Элиана, почти ему незнакомого человека. И Гин стало мучительно стыдно. А еще через мгновение страшный груз рухнул с его плеч. Решение было принято, и Гин медленно повернулся к стражникам.
- Я, Гин Тирен, - звонко зазвучал его голос, - помощник сына Дайме Райно, отрекаюсь от моей клятвы верности, данной ему. С этого момента я не васал Дайме. Служить твари не стану! Мальчишка прав - служа ему, мы сами становимся демонами. И чтобы взять его, вам придется для начала переступить через мой труп.
В этот момент случилось странное… Словно само мироздание содрогнулось, и какая-то непредставимо могущественная сущность лениво открыла глаза, с неподдельным интересом посмотрела на двух загнанных людей. Все более или менее сильные шиноби ощутили колоссальные пульсации чакры, как будто кто-то сдвигал сами пласты мироздания, они со страхом и недоумением пытались понять что же происходит.
Отшатнувшиеся в стороны стражники увидели сияющие какой-то небесной радостью синие глаза. Не может человек так радоваться перед лицом смерти, что-то в этой радости было жуткое… Жуткое и кощунственное. Стражники медленно пятились – от этого человека волнами исходила какая-то нездешняя, чужеродная сила, до визга испугавшая воинов. Гин и сам не понимал, что с ним творится, но внутри него пылал Лист и смеялся Ветер. Почему-то этот поток эмоций казался ему столь радостным, настолько всепоглощающим, что выдул из души последние остатки сомнения, наполнил всю сущность бывшего «помощника» звенящей чистотой. Хотя он и понимал в глубине души, что их все равно убьют, но надежда на спасение, хотя бы Элиана, однажды появившись, никак не желала умирать.
Стражники с суеверным ужасом отшатнулись от этого страшного человека, который обрек себя на лишение титула и жизни. Обрек на позор и предание имени забвению. И ради чего? Ради какого-то совсем чужого ему мальчишки? Если бы мальчишка доводился ему братом или сыном, то это еще как-то можно было бы понять. Но вот так? И эта его безумная радость тоже пугала. Похоже на то, что он внезапно сошел с ума. А при том, как он великолепно владел оружием, то стал крайне опасным сумасшедшим... Если бы среди них были способные чувствовать чакру, то никакого боя бы не было. Гин непонятно как выделял чакру в столь огромных количествах, что драться сейчас с ним было просто безумием.
- Да что вы слушаете этого предателя! - завопил "приближенный" Райно, сам не раз участвовавший в его забавах. - Вперёд! Бейте сволочь!
Коротко свистнул один из кунаев Гина и лицо смельчака оказалось несколько «исправленно». Гин мысленно ухмыльнулся, подумав, то подобную сволочь нужно давить как тараканов. Подобные ему потеряли всякое право называться людьми, и даже на саму жизнь, служа подобной твари, и зная что он творит. Изуродованный человек еще несколько секунд постоял, орошая траву потоком крови из разорванных сосудов, и рухнул. Гин мрачно обвел взглядом толпу, как бы вопрошая: "Ну, кто еще?" Смельчаков не было. Хотя стражников было очень много, они интуитивно, на каком то глубинном уровне понимали, что сейчас Гин вполне способен в одиночку перебить примерно половину отряда. И никому не хотелось первыми лезть под лезвия кунаев из черной стали.
- Не бойся, мальчик мой! - кивнул Элиану Гин. - Прорвемся. А если и нет, то умрем как люди.
- Спасибо...

Солнце почти скрылось , и тьма хлынула от всех горизонтов, и небо съежилось, и света почти совсем не осталось в мире, когда, в самый миг уничтожения дня, луна, словно дождавшийся представления зритель, выплыла в ночь и наблюдала за яростным боем. Гин рванулся вперёд…
И разразился бой. Время как будто остановилось, сам бой длился совсем не долго, но участникам показалось, что каждое мгновение растягивается почти до бесконечности. Кунаи звенели, сталкивались и уходили в тьму. Бой разворачивался с ужасающей яростью, звон метала и крики – крики торжествующие и предсмертные, всё слилось в единый кровавый вихрь… Стражникам показалось, что они встретились с демоном. Треть отряда было перебито за несколько минут. Остальные поняли, что они или отступят, или все останутся лежать на поле битвы. И отступили…

***Часть четвертая***
***Окончание***

Около месяца заняла у путников дорога до границ Ветра. Тяжело им пришлось… Но само путешествие было весьма скучным и однообразным. Они шли, спали, ели, снова шли… И так день за днем. Элиан на удивление быстро восстанавливался, и рассказал о себе Гину практически все. Как он рос в богатом поместье отца, о своих братьях, о том как отец стал мешать Райно… А вот самому Гину становилось все хуже и хуже. Видимо тело не выдержало такого количества чакры, которое он непонятно как смог использовать. Под конец Гин понял, что умрет, и никакая медицина ему не поможет. Путники ускорили темп, и вот, наконец, вступили на землю Ветра. Гин первым делом нашел коллег и описал все, что случилось, за исключением боя. После этого он передал Элиана в руки одного своего старого друга, попросил позаботится о мальце и ушел. Жить ему оставалось недолго. А Элиан же... Элиан не знал, что ему уготовила судьба, не знал как тяжело ему придется в Академии, но он знал одно: он не отступит, никогда и ни перед чем.

Отредактировано Elian Isudzu (2008-08-19 22:00:26)

0

3

Название: “Дверь, ведущая в пустой дом”
Автор: Риёса Якама.
Персонажи: Риёса Якама.
Рейтинг: M /R/.
Жанр: Adventure/Angst/Drama/Humor.
Состояние: закончен.
От автора: Фан – фик содержит несколько некорректную лексику, несколько издевательств над главный героем, описание от 1-го лица. Так же пишу, что это мой второй фан – фик, поэтому прошу не судить слишком строго.

Глава первая - Обычный день.
Начинался новый день. Солнце кровавым заревом медленно поднималось из своего убежища и постепенно начинало освежать пустынные улицы пустынной Суны. На самих улицах было мало народа, всё-таки либо многие ещё не проснулись или же просто из-за песчаной бури боялись высунуть носа из тёплого и столь родного дома. А этой холодной ночью разыгрался буйный ветер, переворачивая деревянные тележки, ломая слабые заборы или просто унося худых людей, которые просто не успели скрыться в надёжных убежищах. Иногда, сильные порывы ветра доносили до старого дома Якамы стоны и крики людей, но он заранее как будто предчувствовал эту бурю и заколотил дверь и окна и поэтому, всё ночь на пролёт он проспал сладким снов младенца. Правда на утро его ждало ожидало не самая прекрасная перспективка: будильник сломался, а он, по приказу Каге, должен был сегодня рано утром придти за получением миссии. И вот наш главный герой просыпается, сладко-сладко тянется и слышится лёгких хруст затёкших косточек, затем громко, как обычно орёт на всю квартиру:
Ааааах! Как же, блин, хорошо поспал то! Всегда бы так!
И резко поднимаясь, что опять же отдаётся у него в теле тихим хрустом, начинает свою обычную тренировку. То есть, приседания, отжимания и нетяжёлые гантельки, примерно весом в 10-11 килограммов. Впрочем, для сильного и вечно мего-крутого Якамы такой вес вообще ничего не значит и он многие прошедшие годы задумывался над покупкой новых средств для улучшения тела, но как всегда ему мешала природная лень и будничная занятость на работе. А в конце рабочего дня обычная нестерпимая усталость и желание придти домой, и бухнуться со всего маху на кровать, чтобы наконец то закрыть глаза и насладится сладким расслабляющим на целую ночь сном. Впрочем, быстро размявшись парень кинул свой острый и мега крутой взгляд в сторону часов… потом он опустился ниже.. и ниже… и ниже.. наконец то остановившись на полу, юноша увидел, что его старенький, знавший многие годы будильничек мирно покоится в своих ошмётках былой славы не ломавшихся часов. Много эмоций в тот момент отобразилось на лице бедного Риёсы, то были и радость, и горе, и смех, и печаль… Хотя, быстро оправившись от столь тяжёлой потери, юный Тюнин приподнялся духом, от одной мысли, что он вчера успел зайти таки в магазин и запастись двух-дневным запасом провианта. Впрочем, этот двух-дневный провиант мигом исчезнет, после того, как юноша тяжёлым размеренным и несколько надменным шагом ступит на пол кухни, на которой стоял беспорядок тот ещё. Множество тарелок, чашек и просто разнокалиберной посуды покоились в грязной и старой раковине. Давненько её никто не мыл и не убирал… да действительно, давненько. С тех самых пор как его мать, уезжая куда то по делам в Коноху, возвращаясь погибла при очень случайных обстоятельствах. Для Якы это был наверно самый сильный удар в его жизни.. даже новость о том, что его отец нукенин не столько ослабила его. Много лет, а точнее 2 года, тогда, когда ему исполнилось 15 лет он почувствовал что, что то не так. На душе его стало тяжело, а взгляд наполнился некой печалью, что было для него совершенно не стандартно. Для многих людей, он запомнился злюкой, забияком и просто крутым парнем, а в один момент всё перевернулось….

Глава вторая - Воспоминания.
Сегодня был какой то странный день… Хм, очень странный… воздух напоен какой то непонятной тяжестью и притягивает голову к земле словно мне на шею повесили несколько сот килограммов кирпичей.. Хех, интересно, почему именно сегодня? – проговорил я про себя, и слегка потянувшись, спрыгнул из небольшого каменного забора, который успел хорошенько нагреться за пол дня. Сегодня был прекрасный солнечный денёк, и у меня был целый свободный день, который я могу провести как захочу… Хе-хе, - я даже поёжился от столь малого счастья и закричал на всю улицу. Многие люди в ту же минуту несколько опасливо оглянулись за спину, ожидая что там окажется какой то злобный монстр, а там всего лишь стоял беловолосый мальчишка, у которого зубы были не стандартного размера и остроты, ну как например у того толстого дядьки, который пуще всех рассматривал меня. Похоже, он был не из местных, ибо остальные уже или громко и горько вздохнув, развернулись и двинулись дальше по своим делам или слабо, с долей натяжки улыбнулись и продолжили свой путь. Всё так же продолжая рассматривать меня в упор, он подошёл ко мне и слегка опустил голову в бок, наверно, чтобы посмотреть на меня получше. Хм… и что этому толстому от меня нужно?- спросил я себя, и в ответ тоже начал пристально так рассматривать его необъятное пузо. Даже привстал на цыпочки, чтобы лучше разглядеть. Подняв голову и кинув на меня пристальный и слегка удивлённый взгляд, дядька проговорил:
- Хм, парень, а не пойдёшь ли ты ко мне в циркачи?
Я даже сначала растерялся из-за такого предложения и слегка приоткрыл рот от изумления, чему этот мужик нечаянно обрадовался.
- Не бойся, я всё оплачу, и ты будешь у меня на содержании, - он уже радостно начал потирать свои ручонки, но я, просто раскрасневшись от ярости, заорал ему:
- Да пошёл ты к чёрту, урод! Вы задолбали меня своими дерьмовыми амбициями!
После чего, развернулся и быстро скрылся за углом, а он так и остался с открытым ртом стоять около какого-то магазина. Мне была интересна его реакция на мой ответ, да я и просто хотел немного развеяться и поругаться, а тут вот попался такой вот случай. Правда, его слова сильно зацепили моё самолюбие и слегка открыли старые забытые раны. Мне уже несколько надоедало, то что все эти люди считают меня каким-то уродом, которому место именно в цирке. Впрочем, я всё время препятствовал этому, то ругаясь, то дерясь.
Немного изменив курс, я направился в раменную, которая находилась неподалёку отсюда. Мать, перед отъездом оставила мне несколько монет, и я был этому нечаянно рад. А что? Полная свобода, горсть денег в кармане, которые я могу потратить на себя и только на себя. Что ещё желать крутому волку-одиночке? Ухмыльнувшись, я прошёл не длинный, немного тёмный, всё таки жаркие солнечные лучи не всегда могли попасть в такие места и осветить их, переулок и через мгновение вышел на другую улицу. Передо мной открылся забитый людьми вид. Все, кто только мог, толкались пихались и ругались. Хм, всё таки сегодня же рыночный день, а он бывает только один раз в неделю и вся эта толпа пыталась купить что-нибудь. Жалкие.. Впрочем, мне тоже пришлось не слабо потолкаться, чтобы пробить себе в этой суматохе место в Рамен. Прошло примерно пол часа… и вот я сижу за длинной деревянной стойкой и поднимая руку, кричу повару, чтобы он подал мне мясной рамен, взамен чего в ответ мне летят слова “Сию же минуту!” и “Слыш, ты, осталоп! А ну быстро приготовил мясной рамен вон тому малышу! Быстро!” У меня начинает несколько дёргаться левая бровь и хочется очень громко заорать, что я не малыш, а уже взрослый, но приходится себя сдерживать, чтобы меня отсюда просто не выкинули пинком под зад. Подождав несколько минут, целых десять, мне наконец-то приносят огромную плошку горячего и очень вкусно пахнущего рамена. С внутреннем криком “Бан-зай!” и животным рыком, я с резким треском ломаю деревянные палочки, при этом случайно задевая локтем чью-то голову и проговаривая “А ну-кась похабаем!” начинаю быстро-быстро-быстро поглощать это очень вкусную вкуснятину. Пока тот, кого я чисто случайно задел, валяется в отключке, я быстро прикончил свой рамен и успел заказать ещё один. Так же быстро прикончив и его, я показываю пальцем на того парня, который лежит рожей в рамене и что-то тихо бормочет о “Возмездии во имя Луны” с чего я чисто не по детски офигеваю, и проговариваю свою коронную фразу:
- Эй, дядька! Этот парень – мой лучший друг. Мне нужно срочно бежать по очень важным делам, а он обещал заплатить за меня! Так что все деньги за еду бери с него.
Да, да, да.. Я понимаю, прекрасно понимаю, что я поступил ну очень подло и вообще не по-мужски, но уж извините, у меня кошель не резиновый, крутиться нужно, да и в любом случае, не говорите мне, что попади вы в такую ситуацию, вы бы не воспользовались этим… *Далее следует тихий злостный смешок* В любом случае, я плотно набил себе живот и шёл по улицам Суны в самом что ни на есть прекрасном настроении. К тому времени, солнце уже успело склониться к востоку и собиралось юркнуть в своё укрытие, которое называлось горизонт. Я многие годы, когда лежал на крышах домов, думал, а какая на самом деле Земля? Круглая или плоская? А может вообще квадратная? Даа… меня этот вопрос доставал многие годы, но когда однажды я встретил одного знакомого мне старичка-астролога, все мои опасения оправдались: Да! Да, мои дорогоуважаемые читатели, Земля оказалось круглой да и ещё при этом крутилась. Я был несколько сконфужен этим известием, правда быстро пришёл в себя. Через несколько мгновений я вышел на перекрёсток и оглянувшись, решил, что на сон мне нужно обязательно сходить к великим и ужасным воротам Суны, и не оставляя это дело в долгий ящик тут же развернулся в их сторону и побежал.

Глава третья – Страшные новости.
Я бежал по пустынным улицам песочного города Суна. То рысцой, то переходя на шаг. Дома, построенные из песка как то опасливо на меня смотрели, иногда в них показывался отблеск света, однако мне он виделся кровожадным взглядом хищной птицы. Что-то должно было произойти, и я чувствовал, что это произойдёт очень скоро и последствия буду самыми ужасными… Возможно, это перевернёт моё понятие о жизни. В любом случае, на улице оказалось очень пустынно, иногда я видел людей, а точнее пьяниц, которые поддерживая друг друга, медленно шаг за шагом шли домой. Один из них случайно наступил другому на ногу, на что, тот не помедлил ответить, правда он наступил так, что они кубарем упали в какую-то тёмную канаву. Я не останавливаясь продолжил свой бег. Теперь на улицах не оказалось никого. Дома как будто стали нависать надо мной, давя своей высотой и весом, они пытались психически пригвоздить меня к земле. Слегка округлив глаза, от некого страха, который завладел мною тогда, я слегка испугался, но замедлил свой бег и тяжело дышав продолжил идти пешком. Вскоре, вдалеке, показался пик вечный ворот города Суны. Их построили ещё до моего рождения, по-моему, тогда, когда была война Шиноби, о которой нам рассказывали в Академии. Она была кровавой и Песок долго не уступал Листу, даже тогда, когда война закончилась, они ещё долго помнили старые обиды и наверно, никогда бы не преминули рассчитаться с Листом раз и навсегда. Впрочем, это не должно было меня тогда волновать, какое мне дело?  Я вновь перешёл на бег и через мгновение оказался около прохода наружу. Здесь я должен был вести себя очень осторожно, всё-таки наступает ночь, а дозорные пристально осматривают все уголки этой махины. Подойдя к левой стороне ворот и начала карабкаться по ним. Мне очень хотелось увидеть Суну с высоты птичьего полёта, а так же и ту похолодевшую пустыню. Путешествие наверх не обошлось без синяков, ссадин и царапин, один раз я чуть не сорвался и не упал шеей об камни, но всё-таки в последним момент успел ухватиться за край плиты и был спасён свой ловкостью. Наконец-то, я оказался на вершине и тяжёло дыша, приступил к тому делу, которое хотел сделать, стоя несколько десятков минут внизу. Приподняв руку, я приложил её ко лбу, чтобы яркое закатывающееся солнце не мешало моему осмотру. Мне оставалось всего несколько минут, перед тем, как дозорные меня заметят, начнут ругаться и после строго выговора спустят обратно и отправят домой. Но мне было всё равно. Самое главное насладится этим сладким мгновением. Глубоко вдыхая, я сначала посмотрел на этот громадный город, который явно не уступал той же Конохе, о которой я много слышал из рассказов мамы. Отсюда, я даже увидел свой дом и слегка улыбнувшись, повернулся обратно, в сторону пустыни. Но вдруг мои брови нахмурились, из-за того, что я увидел странные силуэты на угасающем солнце. Насторожившись, я начал постепенно спускаться, и на несколько минут эти люди исчезли из моего поля зрения. Когда же я спустился, я начал медленно ступать по холодному песку и хотел выйти из ворот, но так, чтобы меня не заметили. Я понимал, что это невозможно, поэтому решил, что скроюсь в тени ворот и буду наблюдать за теми странными силуэтами. Наверно, прошло несколько десятков минут, прежде чем они смогли дойти до нас и не дойдя всего несколько шагов рухнули перед воротами. Я тут же метнулся в их сторону, чтобы помочь чем смогу. Однако, однако… я увидел, что одним их этих людей была моя мать. Она была вся в крови, вся её одежда была запылена и на ней виднелись огромные, медленно расползающиеся пятна тёмной крови. Я упал на колени, не в силах ничего сказать, я смотрел в её медленно потухающие глаза и не бы в силах, что либо сделать. Я лишь слышал её заботливый, материнский шёпот и сразу же наклонился поближе, чтобы по чётче расслышать. Она шептала мне, что всё в порядке, что всё хорошо, главное, что она не взяла меня с собой в эту поездку и то, что я хотя бы жив. Ей, наверно было нечего сказать, кроме этого. Она была счастлива тому, что я оказался жив. Впрочем, я бы лучше умер, лучше бы отдал свою жизнь ради матери. Она уже не смогла выжить, глаза теряли прежний радостный и задорный блеск, изо рта текла тёмная жижа, смешанная со слюной и её рот открывался и закрывался, словно у рыбы, которая не в силах была вернуться обратно в воду и медленно теряла свою жизнь.
Она умерла. Быстро, болезненно. Я тогда многое понял и многое потерял. И самое главное, я не знал, что мне делать дальше. Как мне жить? Я даже не знал, кого мне нужно убить, чтобы отомстить. У меня не был смысла к жизни и дальнейшие годы, я скорее просто жил будничной жизнью. Больше не было тех беззаботных дней веселья, не было того, что я не мог просто уйти из дома, при этом не убрав кровать или не помыв пол. Не было того, чтобы каждый раз, когда я встаю утром, умываюсь, разминаюсь и после этого иду на кухню, меня бы ждал горячий завтрак. Не было больше весёлого смеха моей матери, не было больше ничего. Теперь, мой дом наполнился невыносимой пустотой, которая так и звенела у меня в ушах. Осталось только одна вещь – полная пустота…

Вместо Эпилога.
Якама очнулся от того, что он на малое мгновение задремал на стуле, опустившись торсом на стол. Протерев глаза, он быстро посмотрел на кухонные часы, которые висели на стене и с ужасом в глазах понял, что полностью опоздал на брифинг задания. Быстро спохватившись, выгрузил всю грязную посуду, в такую же грязную раковину и протерев руки развернулся и резким шагом направился в прихожую. Переодевшись в свою обычную одежду, он взял связку ключей, вышел за дверь и закрыл её. Дверь, ведущая в пустой дом.

0

4

В список еще не внесли, но сообщаю - в паре у меня Созо Сагара

Название:
Шаг
Автор: 
Konan
Персонажи (Пейринг):
Созо Сагара
Рейтинг: PG
Жанр:
Vignette*, Dark (да простит меня Сагара... ну не пишу я веселых фанфов)
Состояние:
Закончен
Дисклеймер:
Все принадлежит Кисимото. Персонаж – игроку. Мой только текст и фантазия
Примечание:
Все. что написано обычным шрифтом – это реальное время
Все, что написано курсивом – это прошлое время. Действия происходят примерно за три часа до реального.
_________________________________________________________________________________________________________
* - Виньетка (Vignette) – обычно так называют очень короткий фик, но иногда это определение относят к тем фикам, которые запечатлевают определенный момент из жизни персонажа и таким образом иллюстрируют некую существенную особенность его характера. Хорошо прописанная виньетка может занять у автора столько же времени, сколько и длинный фик уже потому, что для создания соответствующего настроения важно тщательно выбирать каждое слово.
_________________________________________________________________________________________________________

Шаг

Шаг… Еще два… Передышка… Шаг…
Рука медленно спускалась вниз по стене, но парень заставил себя вернуть ее на прежний уровень. Это мало чем могло помочь, но врожденное упрямство не позволяло поступать иначе. Пару сантиметров как таковой роли не играли, но для него они казались жизненно важными. Это был маячек самому себе, что он все еще жив, что он может бороться. Пот стекал по лицу градом, а штанина уже давно пропиталась свежей кровью, и теперь неприятно прилипала к ноге. Но паренек уже не обращал на это внимания. Его волновал лишь тут кусочек света, который он видел дальше вдоль стены. Еще пара сотня шагов. Это ведь пустяки для него! Сколько раз он бегал по этому ущелью в детстве? И сколько он себя помнил – всегда выбирался живым. Неужели эта царапина на ноге сможет его остановить?! А царапина тем временем все чаще о себе напоминала. Нога ныла с каждым шагом все сильнее, уже не позволяя на себя опираться. Отдышавшись с пол минуты, парень заставил себя прыгать на одной ноге, но все же двигаться. Остановится – значит признать свое поражение. Но он никогда не проигрывает! Не сейчас…
Он перевел взгляд наверх, к небу. Там виднелась белая полоса, но ее свет не достигал глубин ущелья. Поморщившись, парень опустил глаза вниз и продолжил путь к выходу.

Это была настоящая война, которой Сунна не видала уже множество лет. Никто не ожидал подставы, никто не ожидал такого исхода. От страны Молнии не было никаких предпосылок или намеков. Впрочем, как и от страны Воды. Все началось ночью, когда большинство людей спали и лишь несколько человек дежурили на постах.
Небо пронзила яркая молния, а затем пошел дождь. В стране Ветра редко бывали дожди, и они были наградой для любого ее жителя. Только вот этот дождь был вестником смерти. Когда сторожевые шиноби это поняли – было слишком поздно. Враги окружили город и, постепенно, входили в пределы Сунны. Была поднята тревога, людей начали эвакуировать. Казекаге созывал всех людей, всех шиноби своей деревни, что бы каждому дать указания и самому вступить в бой. Что бы сделать решающий шаг.

Шаг… второй… третий…
Шаги давались все трудней и трудней, но парень не сдавался. Пусть ему не было, ради чего так цепляться за жизнь, но он не мог остановиться сейчас. Нужно лишь выбраться из этой западни – а дальше все легко. Приостановившись, он посмотрел на свою окровавленную ногу. Сработал рвотный механизм, и парня резко затошнило. Он сразу же отвернулся, предпочитая дозировать такое зрелище. Нога опухла, но и без этого картина была не слишком приятной:  глубокий порез, возможно даже до кости. Кровь даже не думала сворачиваться при таком-то напряжении. Поборов в себе все неприятные чувства, он вновь посмотрел на свою конечность. Возможно, там была какая-то инфекция. Но рану нужно перебинтовать, иначе он не сможет идти дальше.
Присев на выступ скалы, юноша оторвал кровавую штанину и зашвырнул в глубь ущелья. Затем, слегка повозившись, ему удалось оторвать часть своей футболки. Горько усмехнувшись, он перевязал ногу выше раны, что бы кровь не так сочилась. Тяжело вздохнув, он вновь поднялся и сделал шаг.
Шаг… второй… третий…

Глухие шаги все еще слышались в коридоре, когда дверь в кабинет приоткрылась. Ничего не говоря, в комнату вошла темная фигура и замерла у входа.
- Все серьезно, Казекаге-сама?
Белый плащ качнулся, Гаара отвернулся от окна и перевел взгляд на вошедшего человека.
- К сожалению да, – голос юноши звучал спокойно и тихо, хотя в глазах читалась злоба и нетерпение. – Посланники уже отправлены в Коноху с просьбой о подмоге, но помощи придется ждать долго. Твоя задача – Левый фланг, возле ущелья. Перекрой их лазейку как можно скорее, Сагара. Это наемники, они слабее наших шиноби. Но их много.
Темная фигура, а именно один из шиноби Сунны, Созо Сагара, молча кивнул и скрылся в дверном проеме. Ему дважды повторять не нужно было, он и так все прекрасно понимал. Ему нужно было все продумать, этим он займется по дороге в нужную точку. Всего-то и надо, что внимание, хладнокровие и несколько стратегических шагов…

Шаг… остановка… напряжение… шаг…
Ногу схватила судорога. Но уже не раненую, а здоровую. Слишком большая нагрузка и теперь уже эта нога грозилась недееспособностью. Парень поморщился. Этого еще не хватало. Перспектива ползти ему совсем не нравилась, потому оставался лишь один выход: остановиться и передохнуть. Да, потерять драгоценное время, но передохнуть. Иначе путь продолжать будет невозможно, а этого допускать никак нельзя!
Парень опустился прямо на холодный песок. Чертыхнувшись про себя за столь неудачное приземление, он вновь посмотрел на свою ногу. Положение только ухудшалось. При тусклом свете белой полосы, он ближе присмотрелся к ране. Да. Так и есть. Осколок камня, довольно тонкий и острый. Он не заметил, как тот туда попал, при падении с 60 метров думаешь о том, как себя уберечь, а не отдельную часть тела. Парень начал рыться по карманам, ища хоть какое-то оружие. Он помнил, как бросал последний кунай, но хоть что-то должно было остаться… Где-то тут… Он чувствовал, что в двух шагах от цели…
Шаг… остановка… напряжение… шаг…

Молодой парень стоял возле скалы, прижимаясь спиной к ее шершавой поверхности. Затаив дыхание, Сагара молча наблюдал за действиями трех людей в ущелье. «Это последние шиноби из группы». Всех остальных он уже убил, тихо и без лишних движений. Действуя сдержанно, Созо старался производить как можно меньше шума, что бы не спугнуть остальную часть смертников. Казекаге оказался прав: эти люди действительно были наемниками и были способны не на многое. Разве что раздавить противника количеством, а именно этого Сагара и избегал.
Те трое оживленно перешептывались, рассуждая, как дальше быть и не имеет ли смысл сбежать сейчас. Полного разговора шиноби Сунны не слышал, да и остальным не сильно интересовался. Потому он не сильно долго стоял в своем укрытии. Прямое попадание кунаем в печень одному из наемников спугнуло остальных двух. Впрочем, этого Сагара и ждал. Выйдя из укрытия, он без лишних слов направился к ближайшему из них.
В бою слова не уместны, а на войне они мешают. Потому кроме как отвращения, мольбы о пощаде захваченного им человека ничего не вызывали. Он так и убил его, оставив все слова без ответов. Повернувшись к последнему из наемников, Созо усмехнулся. Он оказался умнее, чем его мертвые товарищи и сразу бросился наутек вглубь ущелья, поднимаясь по скалистым уступам все выше и выше. Отбросив обмякший труп с перерезанным горлом, парень беззвучно бросился в погоню.
Противник оказался довольно ловким и быстрым, так что догнать его стоило огромных трудов. Пока они поднимались все выше и выше – запас кунаев, сюрикенов и сенбонов успел закончиться, и теперь приходилось рассчитывать на собственные силы.
«Хм… прыгнув в другую сторону, я опережу его на два шага»

Шаг… еще один…
Парень усмехнулся. Маленький кинжал лежал на ладони и слегка блестел. Он знал, что что-то из арсенала должно было быть. Нет, не знал… надеялся. Теперь оставалась довольно трудная и самая важная часть. Он аккуратно провел лезвием по ране, выискивая осколок. Прикосновения тут же отдались дикой болью, от чего в глазах у парня помутнело. Он замер и просидел в таком положении минуты две, пока туман не рассеялся. Неуверенно открыв глаза, парень посмотрел на ногу. Песок вокруг был опять залит кровью, которая так же сочилась по его руке. Сжав покрепче зубы, он резким движением вогнал кинжал в рану. Выуживая оттуда довольно большой кусок камня. И только после того, как камень и кинжал были отброшены в сторону, он позволил себе разжать губы. Как только это произошло – из его груди вырвался душераздирающий стон.
Прошло немало времени перед тем, как он пришел в себя. Рана уже не кровоточила, но заживать все равно не спешила. Парень только усмехнулся, пытаясь от самого себя скрыть ту адскую боль. Что все еще ютилась в его глазах. Новый лоскуток ткани, оторванный от все той же футболки, стал повязкой для раны. Он вновь пожалел, что не носит с собою аптечку. Но самое страшное уже позади. Теперь идти будет легче… Теперь шаги будут уверенней и быстрее…
Шаг… еще один… Шах и мат, наемник?

Он таки опередил его. Они встретились на небольшом утесе, Сагара стоял спиной к обрыву, перекрывая единственный возможный способ пройти дальше.
Наконец-то его миссия выполнена. Пару движений, взмах катаной – и он сможет просто уйти, сообщив Казекаге, что Левый фронт обезврежен. Но от мыслей его отвлек чей-то пронзительный крик. Сагара с легким ужасом в глазах заметил взрывную печать у наемника в руках. На его губах сиял злобный оскал. Поздно сообразив, что нужно сматываться, парень отскочил назад, но взрыв прогремел раньше ожидаемого срока. Ударной волной Созо откинуло к стене, обжигая пламенем. Ногу пронзило адской болью, но удар, который пришелся на спину, выбил все остальные мысли из головы, впрочем, как и оружие. Он летел… он падал… А ведь подумать… от полной победы его отделял лишь один шаг…

Шаг… «нет сил больше идти»… шаг…
Рука вновь соскользнула вниз, но уже не было сил ее поднять. Он вновь поднял голову, что бы убедиться: выход близко, а значит, есть смысл идти. Но сил идти не было. Он думал завалиться на песок и проползти, но понимал: если он упадет – то больше не встанет. И его труп не найдут – занесет песком. А он все еще не доложил Казекаге о том, что справился с заданием. Не смотря на пекущую боль, на липкие руки и нехватку сил – парень улыбался. Он улыбался как когда-то в детстве, искренней улыбкой. Он это сделал! Он цеплялся за жизнь и теперь от полной победы его отделял один лишь шаг!..
Шаг… Это ведь не сложно, правда? Там свет, а значит день. А еще это значит, что туч нет. Значит, что враги ушли или повержены. Финальный шаг…
Он ждал, что его встретит горячий ветер с крупицами песка. Но его встретил лишь свет…

осс: на что спорим, что у меня будет самый маленький?)))

Отредактировано Konan (2008-08-20 15:08:57)

0

5

Название:
Не проста гениновская жизнь
Автор: 
Isate Sagashi
Персонажи (Пейринг):
Клауд, Шейра, Сагаши
Рейтинг:
К
Жанр:
Приключения
Состояние:
Закончен
Примечание:
Увы, анкеты Клауда не будет, но я написал фанфик о нем. Анкета действительно существовала, и я её читал, так что не подумайте что это некоторые моменты придумал - я. В кратце скажу: Сагаши, Клауд и Тиа состоят в команде номер 4. Сенсей - Деил-сан. У ребят пока что ранг - генин.

_________________________________________________________________________________________________________

Вечер… в этой стране он очень красив, он заколдует собой, даже не моргнешь… Небо, столь прекрасно, что хочется на него смотреть и смотреть, звезды мерцают, как будто пытаются дать знак людям свыше, с каких-либо других миров. О, как бы было прекрасно, если бы мы, люди, смогли прикоснуться к этим необычайно красивым «существам», воспарить руку в космос, и достать одну звезду, ощутить её тонкий слой загадочности. Да, интересно бы было посмотреть на то, как человек достает с неба звезду, очень интересное зрелище. Хоть звезда и огромна, она так горяча, что может на расстоянии сжечь все на своем пути, но в фантазии людского мозга, это лишь маленький клубок света, полон энергии, силы, которая передается её владельцу. А ведь у каждого из нас есть своя звезда на небе. Она дает нам жизненные силы, она держит в нашем душевном теле очаг, который никогда не угаснет, этот очаг называется – душа. А вот когда звезды, спускаются с небосвода, когда они сваливаются со своих орбит, это, по всей видимости, должно означать, что где-то, в твоем селении или в селении ином, еще одна душа, направилась в лучший мир, где цветут сады, деревья с необычайно вкусными плодами, где душа чувствует на месте, не смотря на то, что её настоящее место – тело человека, она покинула, навсегда. Но, как говорится: «Смерть – это часть жизни», и от того, что мы умрем, не можно будет убежать или куда угодно укрыться. Что же, философствовать можно столько угодно на эту тему, ведь звезды полны загадочности, и поэтому, не зная многих подтвержденных фактов, можно фантазировать в безграничном пространстве.
А небо. Как оно поглощает глаза в ночной закат, или просто в ночное время. Переливаясь в белоснежных светах мигающих точек, оно растворяется, вскружит голову, и несет в пространство космоса, где так уютно (даже без кислорода) и тепло, что хочется остаться там навечно. Нет ничего прекрасней и заката солнца, где небо в мерцаниях желтой звезды навевает каждому печаль и какие-то воспоминания, то ли горя, то ли радости.
Ох уж эти ночные явления, они полны дыхания природы, там нет ничего искусственного, только сплошная натуральность.
А ведь это только та часть, которая распределена Богом вверху, а есть еще и боковые пространства Страны. Ночью, здесь всегда живет «дыхание людей», ну то есть, ночью мало кто спит, некоторая часть в это время суток наоборот, только начинает свой день, то ли он робиний или еще какой-то, уже не важно, важна только сама картина, где изображены люди, мы… Некоторые из этих прохожих есть молодыми людьми, которые в сиё время отдыхают со своими друзьями, а некоторые – это люди средних лет, что работают по вечерам и ночью, принося жителям всего селения теплый уют и комфорт. Да, все же не искоренилась «братская забота» между совсем чужими людьми. И это радует, ведь этим в мире нашем, становится жить человечней, и спокойней. Жаль, что это только ночью, видно или может даже днем. Все это может перебороть та злая война, которая рушит все на своем пути. Дети, женщины, пожилые люди – для неё не помеха, она готова поглотить любого, поглотить и отправить душу человека уже не в рай, а в ад, ибо тянет их за собой, откуда сама родом.
Но для этого и созданы «добрые» шиноби, что защищают своих односельчан, не оружием и не отвагой или мужеством, а – надеждой и верой в жизнь без зла на земле. Правда, это правда… С этим рассказом кончился и вечер, и даже ночь… Густой туман покрыл улицы Киригакуре. Нет места, где бы не вылилось это «молоко». Небо синее, с темным оттенком, так как в это время еще не взошло солнце. Но горячий комок уже поспевает, он на пути к своей заветной цели. Ранее утро, ничего не скажешь. Воздух очень теплый, приятный на ощущение, вот только эти потоки действительны при холодной температуре. Сейчас на дворе где-то два градуса тепла. Согласитесь, для лета это уж не так много, это даже очень мало. Но людям, не смотря на погодные условия, приходится работать. Когда утро даже еще не наступило, нужно выпустить домашнюю птицу, пройтись взглядом по земле, где растет долгожданный рис, а так же многое другое. Все-таки, правду говорит язык народа: «Тяжел сельский труд».
На одной из многих улиц, вырисовывается один домик. Дом не имеет дорогих роскошных безделушек, что по ненадобности будут лежать просто так и в тоже время накрываться толстым слоем пыли, в жилище есть все то, что необходимо каждый день, непосредственно для его хозяев. Это дом шиноби Киригакуре – опытного и сильного ниндзя. Имя этого человека – Шейр Найто. Уже не молодой, но и про старость не будем говорить, Шейр растит своего сына, приемного сына. Но для мужчины это не имеет значение, Клауд – так зовут мальчика, всегда был и будет родным человечком.
На дворе появляются тонкие лучи теплого солнца. Они пронзают окна всех домов жителей Селения Скрытого Тумана. Туман, кстати, немного развеялся, но по-прежнему, он закрывает собою путь многим странствующим, да и простым киригакуровцам. Желтые проблески, которые были более верно сказано – прозрачными, пронзили и окно в комнату Клауда. Парнишка, лежал на своей тепленькой кроватке. Его детское тело было укрыто мягким, но и легким, не судите строго, но на дворе все же – лето, одеяльцем, что прикрывало малыша, и защищало его от прохладности, которая в это время суток сейчас находилась в доме. Все дело в том, что вчера вечером, окно одной комнаты не было закрыто, и холодный ветерок, ночью проник как тайный шиноби в дом Шейра. Волосы мальчика были растрепаны в разные стороны. Эти белокурые волосы, прикасались к широкой подушке, которой уже больше лет, чем самому мальчишке. Лицо у Клауда было приятным. Наверное, в эту ночь ему приснилось что-то очень приятное, ведь улыбка с физиономии не сходила. Глаза, естественно, были закрытыми, но лучи, о которых мы с вами уже и забыли, рушимо засветили в них, и те – открылись. О, отец, ты как всегда забываешь закрыть окно шторкой. И в этот раз, лучше бы ты это сделал. Какой сон… я так его и не досмотрел.- думал Клауд, открыв ясно-голубые глаза, и пронзив своим взглядом не закрытое шторкой окно. Свет солнца слепил глаза мальчика, и, исходя из этого, он долго не направлял свой взгляд на то место, откуда шли солнечные лучи. Переметнувшись на входную дверь, в его комнату, глаза пару раз моргнули, и после пару секундной задержки, Клауд сел на кровать. Казалось, измученный паренек, уже не в сила подыматься на ноги. Наверное, его отец очень суров, и не дает спуску малышу. Но все это не так. Одиннадцатилетний мальчуган устал из-за недавней миссии, где ему пришлось со своими товарищами выгуливать вредных, и, главное – слюнявых, собак! Как это утомительно, но все это делать нужно, ибо задания идут в послужной список Клауда. А отец, любит малыша, он выделяет ему столько заботы, сколько он может дать, правда, когда он не спит. Когда ему же хочется вздремнуть, то даже Клауд не сможет поднять его на ноги, его настойчивость выше детского лепота.
Мальчуган встал на ноги, и, передвигаясь к своему шкафу, где были вещи, он начинал свои первые шаги сегодня. Выбрав нужную одежду, Клауд переоделся, и подошел к какому-то столику, что напоминал собой больше табуретку, нежели стол. На этой деревянной «подставке», её и так можно назвать», лежала повязка ниндзя Киригакуре но Сато. Это бесценный приз за старания в академии ниндзя, Клауд получил в одиннадцать лет. Привязав повязку в то место, где он обычно её носит, пацан отправился к двери, что вела в уютную комнату – прихожую. Коснувшись рукой рукоятки, дверь открылась сама по себе, никаких усилий генин не делал. После, он повернулся, что бы закрыть дверь – с правилам этикета он был знаком.
В прихожей было приятно, находится. Доброта царила в этом не большом помещении, что казалось таким бедным на вид. Но это не так, главное богатство, что перевесит любое мебельное украшение – это добро. Добрые люди здесь жили, несмотря на то, что хозяином был шиноби Киригакуре, а это, согласитесь, редкость.
Пройдя три шага вперед, Клауд почувствовал что-то приятное, это, наверное, запах его вкусного обеда. Да нетушки! Чтобы Шейра встал раньше парня, и что бы еще приготовил завтрак? Это было только по праздникам и выходным, а сегодня такого не замечалось.
- Отец! Эй, поднимайся уже, сейчас будет готов завтрак, поспеши! – с не очень громкой тональностью, крикнул Клауд. Парнишка знал, что его отцу потребуется пару минут, что бы встать со своей мягкой, пушистой, манящей к себе кровати, и поэтому предупреждение было возглашено раньше события. Теперь Клауд удался в кухню. Простыми шагами, что были слышны во всем доме, парнишка прошел возле комнаты, где отдыхал Шейра, и направился к месту приготовления вкусной пищи. Шейра в это время, дрыхнул как всегда. Его большие ноздри шевелились раз от разу, губы тоже не «сидели» на своем месте, он делал ними какие-то движения, что вырабатывали не очень громкий храп. Но, не смотря на своё положение, мужчина слышал слова любимого сына. Он медленно открыл глаза, которые еще слипались, и начинал потихоньку подыматься со своей «обители». Так, сегодня нужно будет отдохнуть, буду спать, когда поем, хех… – мимолетно подумал Шейра.
В то же время, Клауд уже разогрел приготовленный вчера рис, и даже успел разложить его по выпуклым мисочкам. Палочки для еды уже лежали на своих местах, и ждали, когда их кто-то прикоснется.
- Уже все остывает, будь, пожалуйста, торопливей, хоть немного… – с чувством уважение крикнул Клауд в сторону комнаты своего папы. Папашка уже вышел.
- Доброе утро, Клауд! Ахаха… – зевая, поздоровался Шейра. Мужчина присел на стул, а точнее упал прямо на неё. Взяв тонкие палочки в свои сильные пальцы, отец Клауда приступил к трапезе. Парнишка не отставал от Шейры, и сам хорошо работал палочками, ковыряясь в миске.
После утреннего завтрака, джонин ушел к себе обратно в комнату. В этот раз, терпение Клауда было на приделе, он в последнее время стал немного не сдержанный, и торопливый, и по сему, он рванул в сторону спальни, за отцом. Когда мальчик туда вошел, Шейра уже пускал слюни. Он спал.
- Отец, научи меня хотя бы чему-то серьёзному! Я хочу стать сильным, а ты мне в этом мало помогаешь! Я тебя очень прошу, давай потренируемся! – в сторону спящего мужчины, выскользнуло пару слов, из уст блондинчика. На это папа не отреагировал. Он так же продолжал свое путешествие не в этом мире, а где-то в мире своей фантазии. Но в этот раз, Клауд не опустил рук, он подошел ближе к кровати, и просто наглым способом, так как другое не могло помочь, начал будить отца. И это дало свои плоды. Когда Шейра все же открыл глазки, то увидел перед собой того Клауда, которого видел впервые. Настойчивый, жаждущий силы и познания пути ниндзя – вот что было перед глазами. В этот момент Шейра понял: его мальчик – вырос. Как не странно, но все наши дети растут не по дням, а по часам.
- Сынок… Ты и вправду хочешь заниматься настоящими, очень серьёзными техниками? Тогда, пошли, я покажу тебе кое-что… – молвил Шейра, своему генину.
Ребята вышли во двор, и отец Клауда взял с собой пару прибамбасов для тренировки. Тренировка затянулась на несколько часов. Мальчик уже вымотался, и мужчина это заметил. Он увидел, как уже истощен его сын, и поэтому тренировка прекратилась. Но остановил её не сам Шейра, ему повезло. В один момент, когда он уже хотел сказать: «хватит!», во двор забежал мальчуган возраста Клауда. Это был Сагаши, с которым Клауд подружился еще в академии. Паренек поближе подошел к двум тренирующимся, а потом резко отошел, как будто чего-то испугался. Сагаши, простой сирота, что немного боязливый в душе. Он увидел, когда подошел, что его друг с отцом тренируются, и не захотел мешать. А вот для Шейры это было удачным столкновением. Он не хотел, что бы свой родной сын видел в нем эдакого учителя-нежинку. В тренировках все должно быть жестким. Но сердце болело у мужчины, когда Клауд падал, когда ему было очень тяжело.
- Сагаши? Что ты делаешь здесь, нэ? – отдыхиваясь от прыжков, и других заданий, данным отцом, сказал Клауд.
- Прости, Клауд-сан, я не хотел мешать вашей тренировке. Здравствуйте, Шейра-сан! – робко и невинно ответил ему Исате.
- Привет, Сагаши! Как дела, дружище? – и Шейра тоже вступил в этот диалог, который начался так неожиданно – Клауд, малыш, к тебе пришел товарищ, иди, развлекись. На сегодня достаточно. – добавил к своим прежним словам шиноби Киригакуре. Он положил палки, что держал в руках, на землю, в отдельное место, и потом пошел к себе в дом, что бы самому отдохнуть, как всегда. Ребята в это время продолжали свой диалог.
- Сагаши, что случилось? Или ты просто решил меня навестить? – с приятной улыбкой на лице, и сплющенными то ли от боли, а то ли от радости – глазами.
- Клауд-сан, я пришел к тебе, чтобы оповестить. Деил-сенсей, подготовил нам очередное задание ранга D. Я решил не утруждать Тию, и самому к тебе прийти. – подняв руку к своей макушке, ответил Сагаши. Генин немного расторопно вел свою речь, так как был немного смущен, своим поведением.
- Ох, у меня еще кости от вчерашнего побаливаю, теперь и от тренировки. Ну что же, пошли Сагиши… – добавил от себя Клауд, и держась за спину левой рукой, он подошел к товарищу.
Ребята подошли ко двору, и вышли на улицу. Они не спеша, направились в сторону места, где собиралась все команда. Тумана уже не было…

- Ты еще Тие ничего не рассказал о своих супер-чувствах? Ха-кха! Пора бы уже, нэ? (Клауд)
- Эй, хватит тебе! Я тебе как другу, а ты опять меня пнешь к ней! – побежал вперед Сагаши.
- Да ладно тебе! Постой, я еще мышцы не разработал, что бы за тобой гнаться! – странным передвижением, побежал Клауд за свои другом.

0

6

Название: Миссия в Страну Снега
Автор: Мина Сувари
Переводчик: ---
Бета: сама себе бета
Персонажи (Пейринг): Сатоми Сато (мой второй перс)
Рейтинг: G
Жанр: Драббл
Состояние: закончен
Дисклеймер: Вселенная принадлежит Кишимото Масаши, персонаж мой.
Предупреждение: ОС
От автора: Желаю приятного прочтения! *_*
Саммари Миссия в страну Снега. Очень сложная из-за погодных условий и неизвестных техник соперника. В тайной миссии умирает товарищ.

Я и не думала, что Страна Снега так схожа с Суной…такая же пустота, одиночество и боль… Вокруг лишь бескрайние снежные равнины, ослепляющие глаза вершины гор, убийственная тишина и такое же одиночество всюду, как и дома. Эти снега, как и песок в Суне, словно пропитан этим одиночеством. Эта кровь…на моих руках. Еще одна потеря, еще одна боль. Словно осколок сердца останется здесь во льдах. Еще один…
Когда Сатоми сказали, что ее вместе с отрядом отправят сюда в Страну Снега на серьезную и очень важную миссию, она и не думала, что здесь в бескрайних равнинах, где каждый взгляд на снег ослепляет своей белизной, где каждое прикосновение к снегу, словно острый порез острым лезвием, она почувствует себя как дома. Что один лишь вдох холодного пронизывающего воздуха откликнется в ее душе знакомыми звуками. Такое родное, но нелюбимое, одиночество. Здесь пахло не только свежим только что выпавшим снегом, морозными веточками елей, еле уловимым запахом океана, но и таким явным запахом крови, боли, одиночества и даже смерти. Как только Сатоми вступила на берег, она поняла, что это место окутано туманом потерь. Но даже тогда она еще не знала, что эти потери коснутся и ее.
Страна Снега отличалась от всех тех мест, где успела побывать Сато, а она бывала во многих частях света во время своих миссий. Но это место явно отличалось от них, такое незнакомое, немного пугающее, тихое и безмолвное, оно словно нависало над всеми, как нависает высокая гора над равниной. Здесь было тихо. Тихо и холодно. Дыхание быстро замерзало в воздухе, кристаллизируясь. Щеки покрывались легким инеем, а если снять перчатки, то легко можно отморозить кожу. В этой тишине нужно было быть запредельно внимательным. Их команда, небольшой отряд из чуунинов и джонина - командира, быстро пробиралась по снегу, стараясь не шуметь. Но казалось, что враждебная Страна Снега любыми способами старалась выдать их присутствие вражеским шиноби. Новый выпавший снег скрипел под ногами, и как бы они не старались, легко выдавал их. Все-таки шиноби были на незнакомой территории и оказались не подготовленными к вот таким вот обстоятельствам.
Тишину, пронзающую морозный воздух незнакомых земель, внезапно пронзил свист летящих кунаев и острых ледяных игл. Мирная спокойная равнина мгновенно превратилась в арену боевых действий. Холодная земля не желала быть гостеприимной к незваным шиноби. Миссия и вовсе принимала опасный оборот. Команда Сатоми быстро была окружена, но они не сдавались, ведь на кону было не только успешное выполнение миссии, но и их жизни. Битва была жестока, не всегда все удавалось, но исход был предрешен.
Но не всегда все получается, как ты задумаешь. Жизнь жестока и своевольна, и никогда не знаешь, когда она преподнесет тебе очередной сюрприз.
Кровь? Почему на моих руках кровь? – Сатоми удивленно посмотрела на свои ладони. На них в контраст белоснежному снегу алела кровь, такая красная и от этого казавшаяся немного яркой и светящейся. Девушка подняла глаза и увидела перед собой безжизненное тело своей напарницы. Она оглянулась и поняла, что уже долгое время сидит на коленях на холодном местами красном от пролитой крови снегу около мертвого тела. – Ясно: это шок.. Я была в ступоре… - Сатоми сняла меховые перчатки и закрыла глаза погибшей напарнице. Теперь перед глазами Сатоми вновь промелькнули моменты гибели девушки. Она не защитила ее, не смогла. И девушку мгновенно пронзили эти ледяные шипы. Их главная техника. – Я не смогла защитить ее. Почему? Почему жизнь так жестока? Глупо задавать такие вопросы, Сатоми. Ты давно знаешь ответы на них. Ты давно знаешь, что жизнь немилосердна и жестока. Ты знаешь, что жизнь шиноби – это ходьба по канату с завязанными глазами. Но она? Почему она? Она так молода, впрочем, как и я. Но…она… - Сатоми закрыла глаза. Губы предательски задрожали. Она только теперь поняла, как сильно она привязалась к этой девушке, младшей ее на 2 года, недавно получившей звание чуунина. Она до сих пор помнила ее последний взгляд и ее слова, такие тихие, но звучавшие в ушах Сатоми до сих пор. Ее просьбу она обязательно исполнит, пусть для этого ей придется сделать невозможное…
- Сатоми, вставай. Пора идти. – Раздался рядом спокойный и невозмутимый голос командира. - Нам необходимо до наступления ночи найти место для ночлега. Миссия еще не окончена. И еще. Оставь ее здесь, нам не нужна лишняя ноша.
Сатоми чуть не задохнулась от возмущения. Что? Оставить ее здесь? На растерзание ночным хищникам? Это даже после смерти беззащитное и еще теплое тело, мягкая кожа которого же покрылась легким инеем. Но даже такой она казалась не мертвой, а будто уснувшей ненадолго.
- При всем уважении к вам я не могу исполнить это. – Произнесла Сатоми, успокоившись немного. Она не поднимая глаз на командира, все так же сидела на коленях перед телом.
- В чем дело, Сато-сан? – обратившись к девушке уже более официально, тем самым, показав свое неудовольствие ее ответом. – Я вас не понимаю. Вы же не собираетесь тащить на своих плечах лишний груз. Вспомните, миссия еще не окончена. Завтра ранним утром до рассвета нам надо вернуться в Страну Ветра. А для этого придется перемещаться быстро и незаметно. Вполне вероятно, что вражеские шиноби обнаружат нас, велика. Поэтому мы должны оставить тело здесь. Надеюсь, вы понимаете всю важность и серьезность ситуации? Вы сами на себя не похожи, Сато-сан. Как это на вас не похоже. Вы никогда не ставили миссию под угрозу провала… Вы…

Что он знает обо мне? Что он знает о настоящей Сатоми Сато? Что знает он, кому порекомендовали меня как спокойную, рассудительную, ответственную куноичи? Что он знает о ней? Он может сказать, что знает о наших чувствах, мыслях, эмоциях? Нет, ему это и не нужно, он лишь командир отряда, ответственный за исполнение миссии. Над ним стоит начальство, на нем отчет, успешное исполнение миссии. Как это банально… Как легко спрятаться за такими вот обыденными формальностями. А как разглядеть за этой завесой что-то более ценное, чем банальная борьба между жизнью и смертью?..
Да, мы шиноби, мы должны выполнять свою работу, исполнять приказы… Но мы не куклы, не бездушные бессердечные бесчувственные машины для убийства. Да, мы научены скрывать наши эмоции, чувства, но мы не лишены их. Что он знает о нас? Что он знает о наших чувствах и эмоциях, мечтах и надеждах? О ее мечтах?
Ничего, он и не должен знать…

- Я все понимаю. – Спокойно произнесла Сатоми, поднимаясь  колен и отряхивая полы мехового плаща, предназначенного специально для таких суровых погодных условий. – Но ее я не оставлю ни при каких условиях. Я заберу тело и доставлю до Суны. – Она не смотрела на командира, но чувствовала его недовольство. Но все равно она решила не отступать. В ее ушах все еще звучала просьба девушки, и перед глазами мелькало ее лицо, принявшее в последние минуты перед смертью такое детское и спокойное выражение.
- Сато-сан. Вы не понимаете…
-  Я все понимаю. А что понимаете вы?  - Сатоми спокойно подняла свои глаза на командира и посмотрела на него своим ничего не выражающим взглядом. В глубинах ее зеленых глаз плескался лед, но и безумная всепоглощающая грусть и боль загнанного в угол котенка. – Мы ведь команда, не так ли? Безопасность за каждого члена команды лежит на всех нас, а мы не смогли. Да, я знаю, такое может случиться… И никто не застрахован от смерти во время миссии. Но теперь на нас лежит ответственность на это тело. -  Звонкий голос Сатоми заметно притих и немного угас. Глаза опустились вниз на снег, размытый пятнами свежей крови. - Вы не видели ее глаз, ее лица. Я никогда не забуду ее взгляда. И я должна выполнить ее просьбу. Я доставлю ее тело в Суну, к ее родителям. И точка.
Возможно, результат спора стал таким из-за настойчивости и уверенности в голосе девушки, но, как бы то ни было, командир не стал спорить с куноичи. А лишь просто помог ей завернуть тело в спальный мешок погибшей. И соорудить легкие носилки. Поиск ночлега не занял много времени, они отыскали отличное не продуваемое местечко в пещерах, скрытых от взгляда снаружи.
Страна Снега. Убийственно красивая. Быстро наступающие сумерки создают на холсте белых равнин особые шедевры. Разливая голубые краски, смешивая с лиловыми оттенками и разбавляя с розовыми тонами, неведомый природный художник превращает мертвенно-безжизненные долины в окрашенные эмоциями чувственные равнины.  Снежные вершины гор ослепительно блестят под слабыми лучами солнца, что светит здесь не так ярко, как в Суне или Конохе. Ледяные пики отражают свет, блестя как множество небольших маяков. Обманчивый отраженный свет сбивает с пути, заводя путников в бесчисленные лабиринты горных цепей, что в большом количестве возвышаются над землей. Снег. Вокруг лишь снег. И тишина. Казалось, что эта тишина сводит с ума.
Сатоми немного зачарованно смотрела на языки пылающего огня. Костер немного слабо, но все же хоть как-то согревал, и девушка, сняв перчатки, протянула холодные руки к огню, пытаясь согреться. Совсем недавно они устроились на ночлег, и теперь команда спала. Сатоми одна сидела у костра, охраняя покой товарищей. Она сама вызвалась сидеть на страже просто потому, что понимала, что сегодня она уже не сможет уснуть. Перед глазами все мелькала смерть напарницы, а сердце болело от осознания потери. Она вновь потеряла дорогого ей человека, и от этого ей хотелось взвыть на эту луну, белую и такую же мертвенно холодную, как и вся эта земля. Страна Снега безжалостно карает нарушителей своего покоя, и эта потеря словно жертвой была принесена за жизнь и спасение остальных членов команды.
Сердце болело, вновь боль от потери пронзала душу девушки. Но она не плакала, а лишь молча смотрела на языки костра. Когда-то в детстве она пообещала, что больше не будет плакать на людях, а лишь наедине с самой с собой. Но даже сейчас в тишине ночи с ее глаз не скатилось ни слезинки. Сатоми провожала боевую подругу в далекий путь туда, где она уже никогда не будет плакать.

The end

0

7

Название: Слишком много воды.
Автор: Кодзи
Персонажи (Пейринг): Шираюки Кодзи, Шираюки Такуми.
Рейтинг: MA /NC-17/
Жанр: Action/Adventure/Angst/Drama
Состояние: закончен
От автора: Сорь за опоздание. Работы было невпроворот.

Да просто всех дорогих мне людей уже убили.
Какаши.

Same old song,
just a drop of water in an endless sea
All we do,
crumbles to the ground,
though we refuse to see

Dust in the wind,
All we are is dust in the wind
Kansas

      Кто сказал, что воды не бывает слишком много? Да, в далекой пустыне, где ветер, словно клинок, бьется о скалы, вырастающие в безбрежном желтом море, оставляя на них широкие зазубрины, да, там вода это сокровище, которое ценится дороже золота и гораздо дороже человеческой жизни. Или в горном краю, что раскинулся на севере, где вода с огромным трудом пробивается сквозь толщу вечного камня. Но сейчас разговор пойдет не о них. В мире есть места, где воды так много, что увеличивать ее количество поистине кощунственно.
      Первая капля с колокольным звоном врезалась в мостовую и разбилась на мутные осколки. За ней последовала еще одна, и вот уже тысячи маленьких снарядов бомбардируют вырастающие в мареве здания. Плети дождя нещадно хлестали по мостовой, по серым громадам домов, по спинам людей. Солнца не было видно из-за пепельно - черных туч с грязными рваными краями, на которых искрились ярко-белые раскаты молний. Небо старалось, как могло, но его сил едва хватало, чтобы унять подымающиеся в небеса клубы жирного черного дыма.
     Если бы можно было взглянуть на селение с высоты птичьего полета, то взору бы открылись множество черных колонн, которые разбушевавшаяся стихия начинала пригибать к земле. Мокрые дрова дают больше дыма, чем огня. И угольного цвета клубы стелились по улицам вокруг мест, где было много красного цвета. Два красных цвета любой войны: кровь и огонь.
Огонь лизал мокрые стены, шипел как рассерженный кот, и ревел, словно голодный тигр, разрывающий тело врага во внутренних помещениях, куда не проникал дождь. Его треск и грохот ломающихся стен и перекрытий не могли перекрыть звона металла о металл, криков и стонов. Кровь текла реками. Смешиваясь с потоками небесной влаги, окрашивала красным цветом лужи и мостовую. Багровые потеки, смываемые струями дождя, создавали ужасающую картину сумасшедшего художника.
       Это могло бы напоминать неудавшееся театральное представление с испортившейся погодой, неудавшимся фейерверком, шуткой пьяного декоратора и сломавшимися куклами. Вот только куклы, валяющиеся в разных позах на улицах и тупо смотрящие в никуда остекленевшими глазами, еще несколько часов назад были живыми людьми. А теперь они все были мертвы. Их сердца остановились по разным причинам. Привалившийся спиной к стене темноволосый мужчина в синем хаори, сидел, слегка наклонившись на один бок и опустив голову. Он мог бы казаться спящим, если бы не пять метательных ножей, засевших в груди и животе. Женщина с растрепавшимися волосами, которые намокли под дождем и черными щупальцами шевелились под порывами ветра. Она лежит лицом вниз  на пороге своего дома, который весь в красных потеках, растекающихся из багровой лужи под ней. Из ее спины торчит широкий клинок, вонзившийся на уровне живота. Видно, что она пыталась выползти из дома, за ней тянется почти черная полоса. Кто-то убил ее уже здесь, вонзив сзади меч. Старик с широкой уродливой раной на лице и держится за обрубок правой руки. Он пытался заслонить голову от удара, но не смог. Его кисть, сжимающая клюку, лежит рядом в луже. И так на каждой улице. Женщины, мужчины, старики, дети. Кто-то лежит без движения, а кто-то еще пытается цепляться за жизнь.
        Мужчина в сером защитном жилете схватился за грудь, после чего расцвела вспышка голубого света, и его отшвырнуло назад, распахнув дверь. За которой тут же показалось еще несколько напряженных лиц. Некоторые были искажены ненавистью, некоторые бледными, во многих глазах мелькал страх. В эту толпу тут же полетел град метательных игл. Большинство успело уклониться, но стоявшая ближе всех женщина, в мокрой униформе шиноби и повязкой на лбу только вскинула руки и задергалась, когда стальные осы начали вонзаться в ее тело. После чего ее колени подогнулись, и она рухнула, как срубленное дерево. Упала она лицом вниз, вогнав иглы еще глубже. Дернувшись несколько раз, куноичи затихла.
        Запустивший иглы спрятался за дверным косяком другой комнаты. Это был совсем молодой юноша с бледной кожей и мокрыми черными волосами. Одну его руку  выше локтя перехватывали бинты, успевшие уже окраситься розовым. С него ручьем текла вода, одежда состоявшая из серого защитного жилета, перехваченного двумя ремнями крест-накрест, штанов и сандалий, была насквозь мокрой и рваной. В правой руке юноша держал кунай с взрывной печатью. Единственной сухой вещью, потому что от ее состояния зависела во многом его жизнь. И жизнь девушки, сжимающей обеими руками короткий клинок с черным лезвием. Ее русые волосы были перехвачены протектором, такой же жилет, как и у юноши, имел на боку дыру, из-за правого плеча выглядывали ножны. Ее глаза были серыми, цвета утренней дымки и в них плясали озорные золотистые искры. Только вот сейчас в них сквозили смертельная усталость и боль.
- Отсюда мы сможем пробиться к озеру. Дойдем, значит, спасены.
Голос юноши был негромким и когда-то даже мелодичным. Только сейчас он был хриплым и напоминал карканье ворона. Девушка- ниндзя тряхнула головой.
- Да. Ты прав, Кодзи. Только вот их вроде не меньше десятка. А мы очень устали и израсходовали практически всю чакру.
Она устыдилась того, как дрогнул ее голос, и на краткий миг ее щеки вспыхнули румянцем. Тем румянцем из-за которого шиноби по имени Кодзи, когда-то сошел с ума от любви. Юноша ободряюще улыбнулся. Одними губами. Нежными губами, которыми он  когда-то покрывал ее шею поцелуями. Губами, которые сейчас были искусаны от напряжения. Губами, которые были разбиты ударом одного противника и слегка распухли.
Нужно дойти. Дедушка остался прикрывать нас. Мы не можем допустить чтобы его жертва была напрасной... Многие уже погибли в этой бессмысленной бойне, потому что один идиот вообразил себя богом и решил, что может убивать кого хочет, с удовольствием маньяка заставляя всех терпеть ту боль, которую якобы терпел сам.
- Мы выдержим. Мы не для этого пробивались через всю деревню, чтобы здесь подставить шею под нож этим убийцам и предателям, Такуми. Нам осталось сделать пару шагов…
Чуткий слух юноши уловил аккуратные шаги по черепичной крыше дома и сдерживаемое дыхание в коридоре. Жестами Кодзи приказал спутнице держать дверь на второй этаж, а сам, вынырнув на миг из-за косяка, метнул кунай в проход. И сразу спрятался, потому что  в коридоре грохнул взрыв, и в комнату ворвалось пламя и облака дыма и пыли. Появившийся на лестнице, ведущей на второй этаж, враг почти отбил брошенные в него девушкой сюрикены. Одна метательная звезда, влекомая привязанной к ней стальной лесой обогнула выставленный для защиты клинок и вонзилась мужчине в шею. Издав булькающий звук, тот скатился по лестнице и его место тут же занял другой, с гиканьем метнувший в куноичи порцию стальных звезд. Та уклонилась, но один сюрикен чиркнул ее по щеке, оставив алую черточку. Девушка зашипела и, оттолкнувшись, прыгнула через всю комнату. Противник хотел броситься на нее, но Кодзи выдохнул в него поток голубых трескучих игл и шиноби на лестнице застыл. Всего на мгновение, которого хватило на то, чтобы танто Такуми вонзился ему между ребер. Всхлипнув, он посмотрел на клинок, вытащенный из раны и летящий к его горлу. Черное лезвие в который раз за этот день окрасилось красным, и ниндзя в агонии повалился на землю, хрипя и дергаясь. Кодзи прищурился.
Пора уходить. Они окружают дом и скоро к ним могут подойти подкрепления. А мы здесь как лиса в норе. Наверняка решат нас   выкурит. Если протянем, даже придумают как.
     Юноша и девушка не сговариваясь бросились на улицу. Когда они спина к спине показались из двери, в них полетел град метательных ножей и звезд. Две черные тени метнулись в разные стороны. Кодзи, пригнувшись, избежал атаки. Но враги уже добились, чего хотели. Их с Такуми разделили. Юноша поднырнул под руку врага, держащую оружие и его собственный кунай мимоходом задел противнику шею. Оттолкнув мертвое тело, шиноби бросился к следующему противнику. Совсем молодой парень, защищаясь, вскинул оружие, отразил атаку и с кличем: «За господина Пейна!» бросился в атаку. На губах Кодзи заиграла презрительная усмешка.      Это был популярный у отступников клич. По слухам так звали убийцу Ханзо. Его последователи считали его богом. Кодзи знал, что это невероятно сильный шиноби. К тому же очень везучий. По силам равный любому каге. Но человек. А значит, его можно убить.
      Паренек- отступник так и не понял, как противник ушел от его атаки. Черноволосый парень с неперечеркнутым протектором сдвинулся вправо и, провернувшись на месте, пропустил паренька мимо себя, одновременно вонзая кунай тому под левую лопатку. Юноша по инерции сделал пару неверных шагов и завалился лицом вниз, выронив клинок.
       Бок Кодзи обожгло резкой болью, он обернулся к нанесшему удар и похолодел. Такуми с враз помутневшими глазами медленно-медленно падает на мостовую, а из ее груди торчит рукоять ножа. А над ней с торжествующим выражением лица наклоняется убийца со вторым ножом.
      Кодзи схватил левой рукой руку врага, держащую оружие и ударил его клинком в подбородок. Тот был настолько напуган выражением лица парня, что даже не попытался защититься. Лезвие с хрустом чиркнуло по кости и ушло глубже, задев мозг.
Забыв об этом враге, Кодзи начал быстро складывать печати. Он вложил в эту атаку все свои боль, ярость и ненависть. Все остатки своей силы. С ревом пронеслась по улице огромная двузубая молния, разрывая всех, кто оказался у нее на пути, на куски. Она разорвалась, пробив стену крайнего на улице дома. С треском и грохотом здание накренилось набок, осело а затем обрушилось, намертво перегородив проход.
       Наступила тишина. Она пришла так внезапно, что обводящему мутным взглядом улицу Кодзи показалось, что он оглох. Хотя, наверное, так оно и было. Дождь моментально осадил поднявшиеся от взрывов облака пыли и потушил пламя. Теперь о бое здесь напоминали лишь разбросанные по улице тела и выбоины на мостовой.
        Шатаясь, юноша подошел к лежащему телу жены. Она дышала тихо-тихо, словно боясь прогнать наступившую долгожданную тишину. Из уголка ее рта стекала струйка крови, а взгляд был как у маленького котенка, мутный-мутный. Такуми слепо повела рукой в воздухе, а Кодзи неожиданно прижал девушку к груди. Прижал крепко, до боли в усталых негнущихся руках. Ее рука вцепилась  ему в плечо и она всхлипнула. А он уже не скрывал слез. Они текли двумя солеными ручьями по его обветренным исцарапанным щекам. Его тело сотрясалось, и он не мог унять дрожи. Он видел, что она умирает и не знал как спасти ее. Дыхание девушки стало прерывистым и практически не чувствовалось. Холодный дождь смыл с ее лица следы боя, и оно снова стало таким, каким Кодзи любил. Чистым открытым и добрым. Таким, какого не было больше ни у кого. Девушка прошептала, силясь выговаривать слова.
- Прости, муж мой. Я тебя подвела. Глупая Такуми подвела всю команду…  Помнишь… как тогда, на экзамене. Вы с Хиро вдвоем сдали все за меня… А я. Теперь я сама передам ему, что мы его помним.
Кодзи сжал зубы до хруста. Их товарищ Хиро, погиб на миссии два года назад. Его мастера водяных техник, задавили числом. Когда прибыла помощь, было уже поздно, но он унес с собой больше тридцати врагов.
Нежная рука жены мягко легла на щеку юноши. Теплое прикосновение маленькой ладошки, которая размазала слезы по скулам Кодзи, остановив их поток. Взгляд девушки на мгновение прояснился.
- Не надо, любимый. Здесь и так слишком много воды. Не стоит плакать. Лучше улыбнись и обними меня, чтобы я на всегда запомнила тебя таким… таким.
Она осеклась, и юноша поспешил исполнить ее просьбу, боясь не успеть. Нет, он так и не смог сдержать слез и та жалкая, но наполненная всей любовью, на которую он был способен улыбка, стали утешением для девушки сжатой кольцом его сплетенных рук. И когда она перестала дышать, а ее ладонь бессильно разжалась, Кодзи завыл. Завыл как раненый зверь, от тоски и боли потери, которые захлестнули его мощным водоворотом и утянули в черную беспросветную глубину. Он не сдерживался, и ему было, в сущности, плевать, что в скрытом Дожде всегда слишком много воды.

Отредактировано Кодзи (2008-09-01 18:38:03)

+3

8

Название: "Новые герои старого сценария"
Автор: Тенши
Персонажи: Тенши
Рейтинг: K+ /PG
Жанр: не могу определить Т_Т
Состояние: закончен.
От автора: Гомен...моя муза болеет.. лучше не вышло Т_Т

********
Предыстория

... Небольшое покосившееся здание... притон для любителей сакэ и любителей недорого поесть. Куча всякого подозрительного народа в помещении. Но это днем, под вечер как ни странно становится тише, и лишь уже с наступлением ночи стягивается вторая волна посетителей. Никто ни на кого особо не обращает внимания. Здесь все чужие друг другу. В помещение вошел неприметный мужчина. Он опустился на скамью в сторонке и заказал себе самое лучшее сакэ и поесть, настойчиво предупредив хозяина, чтоб тот уж постарался состряпать что-то поприличнее.
    Его взгляд скользнул по помещению. Мимо мелькнула тень. Какая-то бродяжка лет пяти-шести. С испачканным сажей лицом, на котором ярко блестели большие и смышленые серо-голубые глаза. Худощавое тельце, еле прикрытое какими то лохмотьями, стройная , гибкая фигурка. Малышка прокралась, держась стены к хозяйскому столу.  Её целью было стянуть хоть что-нибудь поесть. 
И вот её пальчика касаются стола, медленно, сглотнув слюнки (видимо девчонка давно не ела) она схватила кусок хлеба, мигом спрятав его в карман, эта проделка осталась бы незамеченной, если бы не жена хозяина. Её крик огласил все помещение:
-ПОПАЛАСЬ, ГНУСТНАЯ ВОРИШКА!!!!!! ДА Я С ТЕБЯ ТРИ ШКУРЫ СПУЩУ!
      Девчонка испуганно сжалась всем телом, казалось, стук её сердца был слышен всем. Хозяйка с двумя помощниками двигалась к ней явно не с благими намерениями, подзывая рукой своего мужа.
Первым девчонку попытался ухватить толстяк слева, но не тут-то было, его пальцы лишь схватили воздух, Бродяжка ловко прошмыгнула под ноги хозяйки, толкнув её пяткой по голени, отчего полная женщина буквально рухнула, подмяв под себя незадачливого помощника.  Малышка со всех ног бросилась к выходу, но в этот раз везение от неё отступило. Она ещё несколько секунд махала ногами и руками в воздухе, когда один из постояльцев с эмблемой деревни скрытой в тумане на повязке, схватил её за шиворот.
    Незнакомец в плаще с нескрываемым интересом наблюдал за разыгравшимся представлением.
    -Вот и все, на этот раз попалась, - подумали было все. Но тут девчонка закричала, не просто завизжала, она издала такой звук, на который способны голосовые  связки далеко не каждого человека. С треском лопнула дешевая стеклянная  вазочка прямо на столе перед  незнакомцем. Мужчина, который поймал девчонку, схватился за уши, не в силах вынести этот крик. Но на этот раз проворнее всех оказалась все та же жена хозяина. Полная дама, перехватила кричащего ребенка и со всего размаху опустила в бочку наполненную водой.
    -УТОПЛЮ СКОТИНУ!!!!!!
       Незнакомец, неспеша,  поднялся со своего места, довольно ухмыльнувшись.  Хозяйка неимоверно удивилась, когда на её запястье легла железной хваткой рука постороннего человека. Она взглянула на него, потеряв дар речи. Лишь только вскрикнув от боли в руке.
      -Позвольте, я заберу с собой.. это..,- мило улыбнувшись, незнакомый мужчина небрежно указал, на барахтающегося в воде, полузадушенного ребенка. Рукой он швырнул несколько монет под ноги. Вытянул малышку из бочки с водой. Легонько встряхнул её бесчувственно  тело, которое зашлось в хриплом кашле и снова обмякло.
Далее этих двоих поглотила ночь, так и не оставив ответов на многочисленные вопросы невольных зрителей этого происшествия.

**********
Десять лет спустя
**********

Нелегок путь шиноби, хотя он ничуть не легче пути обычного человека. Пешки в руках судьбы, слепо верящие, хранящие воспоминания и надежды, чтоб не осознать с ужасом свою беспомощность перед волей случая..
     Тенши медленно шагала по дороге, кутаясь в свой плащ..
     Все же.. как странно создан этот мир… Все вокруг течет, меняется, но в то же время следует самому обычному сценарию. Те же ситуации, те же сюжеты.. Лишь герои разные.
     Ветер дул все сильнее и сильнее. Тучи своим темным покровом заволокли небо, скрывая грешную землю от лучей солнца. Пыль поднималась все выше, будто бестелесные крылья ветра хотели вознести к небесам то, что вечно находилось под ногами уставших путников.
     Так и люди.. Вечно находясь под ногами у судьбы.. мечтают о небесах.
    Тенши склонила голову, прикрывшись воротником. Дышать становилось все труднее. Такова судьба, мотаться по свету не имея собственного дома. Мерить шагами бесконечные километры дорог наедине со своими мыслями. Ожидать, чего еще преподнесет тебе новый день. Просто существовать.
       Глаза безразлично наблюдали за причудливым танцем небольших смерчей из пыли. Все вокруг было наполнено ею.. Песчинки били в лицо, царапая кожу, забивались в складки одежды.
     Надо было найти укрытие от этого ветра. Девушка заметила вдалеке несколько домов, очевидно очередная деревня. Тенши прибавила в шаге, направившись к видневшимся вдалеке строениям.
     Еще один скучный и не слишком приятный день…

Тенши  подошла к очередной забегаловке в надежде найти хоть что- то съестное или хотя бы какую-то работенку на будущее.  В баре как всегда шумиха, крики. Как же это раздражает. Девушка только хотела незаметно проскользнуть куда-нибудь в тихий и темный уголок, как замерла, будто бы смертельным холодом обдало. То, что увидела Тенши, снова вернуло её в далекое детство, ужасы  которого до сих пор стояли перед глазами в кошмарных снах.
   Маленькая девочка… Точь-в-точь как из детских воспоминаний Тенши, бродяжка в лохмотьях, валяется на полу, вытирая запачканным сажей кулачком слезы. Вокруг стоят мужчины, явно не с лучшими намерениями, один из них размахивает веревкой у самого лица ребенка, выкрикивая разнообразные угрозы, но Тенши уже не слышит их. Мозг словно в дымке. А по плечам проходит дрожь, холодная угнетающая и отчаянная. Лишь глаза, не мигая, наблюдают за происходящим. Вот рука мужчины, с зажатой в ней веревкой, замахнулась, намереваясь нанести девочке очередной удар, а малышка, сжав зубы, замирает от страха не в силах пошевелиться. Воздух пронзает характерный  звук. На мгновение закрываются глаза, а потом застывает тишина… и удивление.
    Посреди бара, спрятав за своей спиной ребенка, стоит девушка. Кто она не знает никто из посетителей. Удар, предназначавшийся ребенку,попал прямо по незнакомке. Даже мужчина, мгновение назад, намеревавшийся ударить малышку, застыл, так и держа руку перед собой. От взгляда холодных, серо-голубых глаз, до краев наполненных злобой и яростью, он невольно отступил на шаг.
   Тенши тяжело дышала. Она уже вернулась из детских воспоминаний, злоба душила внутри, а капелька крови стекла из рассеченного ударом виска. Но это была лишь царапина. Мысленно девушка готова была перерезать всех, кто здесь находился, мозг наполнялся гневом и безудержной яростью, взывавший к богам смерти, дабы они мучили всех, кто посмел наблюдать за избиением ребенка. Но разум взял верх над эмоциями, Тенши тыльной стороной ладони вытерла пылающую от удара скулу, и посмотрела на следы крови, оставшиеся на коже руки.
   Ей хотелось кричать, вопить этому грязному неотесанному мужлану : КТО ДАЛ ТЕБЕ ПРАВО ТАК ОБРАЩАТЬСЯ С РЕБЕНКОМ?!!! Ей хотелось просто плюнуть в эту тупую морду, лишенную капли разума, ударить ногой прямо в лицо.  Но девушка держалась. Она и так привлекла к себе, лишнее внимание, не хотелось бы раскрываться так нелепо.
   Девчонка сзади просто согнулась клубочком от страха, интуитивно прожавшись к ноге спасительницы. Её обидчик, тоже начал приходить в себя, опершись рукой в бок, с насмешливым выражением лица он рыкнул басом:
     -Эй, красотка, а ты откуда взялась такая? А?
    - Что вам сделал этот ребенок? – тихо выцеживая сквозь зубы каждое слово, произнесла Тенши, мрачно смотря вниз перед собой.
    - Ты что, дура?! – выкрикнул мужчина, зал дружно подхватил хохотом его слова.
    - Я… еще раз спрашиваю, что вам сделал этот ребенок, - Тенши подняла взгляд, направив его прямо в глаза мужчине, внутри зрачков клокотала сила, холодная, не знающая пощады… ненависть..
     - Да какая тебе разница, цыпочка! Иди лучше моих друзей развлеки! Ха-ха-ха!!! – шутка, пронесшаяся по залу, застыла в воздухе после мрачного взгляда Тенши.
     Вены  злобы вздулись на узком лбу мужчины.
    -Отвали! Без разницы, что тебе надо, но я разберусь с ней!!! – одной рукой схватив Тенши за плечо, он было хотел схватить визгнувшую малышку, но не успел. Кисть Тенши с быстротой звука выхватила железный веер, и, не раскрывая оружия, нанесла быстрый и точный удар рукояткой в основание затылка. Не издав и стона, мужчина рухнул на пол. Тенши одной рукой придерживая малышку, обвела затихший бар взглядом волчицы, готовой к любому бою…
    -Еще будут желающие?!!! – тихо произнесла она.

********
Странная штука эта жизнь...
  Тенши оглянулась назад, но за песчаной дымкой было невозможно разглядеть крыши домов, находящиеся где-то там, позади, на горизонте.
  Все повторяется. Возможно, это был всего лишь один из вариантов. А вдруг, это и моя жизнь повторилась? Кто знал, что бы могло произойти тогда, с другими людьми, в другое время. Стала ли я свидетелем одного из вариантов игры судьбы, повлияла ли на жизнь этой малышки.... Кто знает. И узнаю ли я когда нибудь.. может-быть...
   Опустив голову вниз, девушка продолжила свой путь. И лишь порывы ветра подталкивали Тенши вперед, к новому дню, новой игре, которую для неё затеяла судьба.

+1

9

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Название: "Без слов"

Автор: Akasuna no Sasori (Raito)

Персонажи (Пейринг): Yumichi Taizen

Рейтинг: MA /NC-17/ (есть мотивы секса, самоубийства и жестокости)

OC (Original Character)

Жанр: Drama

Состояние: завершен

От автора: 

Konan, не в объеме дело)

Выставлять на конкурс биографию своего неканона (Абэ Тсуёши) я посчитал чертовски нечестным) Поэтому ещё одно творение от Данны. Первый фан-фик в моей жизни и, наверное, во всём творчестве. Приношу извинения у Yumichi Taizen за использование его персонажа и написания истории о нём, без согласования в ЛС.
И, вообще, это бред, не читайте, впечатлительным людям тоже запрещён этот рассказ к прочтению.
Патент на технологию написания зарегистрирован, книга отнесена в издательство... брррр… Начинаем! à

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

はずれたときは 当たり前だと

きかれる前から 笑って見せます

当たり前だと こんなものさと

思っていなけりゃ 泣けてきます

愛が好きです 愛が好きです

あした孤独になれ

But when I lose, I say that I knew it would happen

Before you ask, I show you the ticket and laugh

Of course, it always happens this way

That’s how I have to think, so I cry

I want to love

Please let me be alone tomorrow

Песня, играющая на заднем плане, постепенно выбивалась из привычного цикла вещей. Отражение молодого человека на прозрачном стакане, который был до краёв наполнен новой порцией саке, шло в разрез с лицами в этом общественном заведении. Усталый джоунин Кумогакуре сидел за барной стойкой и медленно попивал горячительный напиток. Несмотря на приличное количество выпитого, Тайзен был вполне адекватен и трезво смотрел на вещи. Поэтому, даже подсевшая к нему девушка не стала полным откровением. Но первое, что почувствовал джоунин это великолепный запах её волос.

Первый раз, когда он почувствовал запах свежих яблок с незабываемым привкусом ванили, случился немногим месяц назад. И это было не простое знакомство в баре. Находясь в безвыходной ситуации, когда хрупкий кусок стали пронзает твою плоть, а ты стоишь на коленях и молишься о скором прощении, почувствовать божественное сочетание запахов может случиться только в крайнем случае. На одной из миссий Тайзен попал в такую ситуацию. Обострённая за десять лет ситуация с Селением скрытого Листа перешла на новый уровень. Всё больше и больше шпионов, отправленных в Коноху, погибали от рук АНБУ. И только один смог оттуда выбраться. Член небольшого клана Юмичи, которых в Кумо было достаточное количество, смог выбраться из железных объятий спецподразделения Конохи. Но это, конечно, не точное описание побега. Выбрался Тайзен на тележке торговцев Суны, которые подобрали тяжело раненного шиноби на дороге в Кумо. И это событие, в отличие от множества других, отложилось в сердце джоунина навсегда.

Тайзен, откликнувшийся на крик мальчика в небольшой деревушке на Кумо, совершил самую серьёзную ошибку. Расплата наступила сразу же. Тело было в мгновение парализовано, а мальчик, недавно кричащий о помощи, превратился из облака дыма в члена спецподразделения Листа. Всё шло ужасно, если бы непривычный аромат. Возможно, только он и помог Тайзену пережить ужасную боль от проткнувшего его клинка. Сзади стоявший член АНБУ, вонзивший меч в тело члена клана Юмичи, сказал остальным о том, что закончит сам. После этого последовал сильный удар в голову, который вырубил молодого джоунина. Очнулся он только в тележке торговцев. Может быть, эта цепочка действий и не связана в воспоминания шиноби Кумо, но сам Тайзен запомнил только запах.

Может быть вкус алкоголя перебивал привычный ход вещей и ничего не лезло в голову, кроме прелестного вкуса яблока с ванилью, но джоунин сначала подозрительно отнёсся к этому знакомству. Он повернулся и посмотрел на присевшего человека. Покосившиеся глаза шиноби вначале упали на открытое декольте девушки. И сначала они совсем не хотели подниматься выше. Он смотрел так около минуты. В ответ присевшая девушка аккуратно ладонью приподняла голову Тайзена и посмотрела ему в его светло-голубые глаза, в которых сразу же утонула. А вот глаза Юмичи вновь сразу же скользнули на декольте незнакомки, но всё та же ладонь вернула их на место. И тут шиноби Кумо открыл для себя новый мир в лазурных глазах девушки.
Он словно пропал в их глубокой пропасти. Он смотрел и, как идиот, улыбался, пока девушка не проявила инициативу. Они слились в едином потоке, губа к губе, язык к языку...

Была очень тёмная ночь. Держа на руках девушку, Юмичи Тайзен пытался вставить ключи в дверной замок. После долгого поцелуя, он наконец-то открыл дверь и медленно зашёл в комнату, усадив на кровать незнакомку. Снял промокший от усталости жилет, он всё так же медленно присел на кровать к девушке и жадно поцеловал. Они слились в едином экстазе. Казалось, что им больше ничего не было нужно на этой земле. Следующими на пол полетели оставшиеся вещи. Не оставляя никогда одну незнакомку, Тайзен продолжал её ласкать, описывая и даря прекрасные поцелуи, сначала в шею, а потом, спускаясь ниже, в животик.

http://img66.imageshack.us/my.php?image=xa0afa255tb7.jpg

Это был не конец. Оба партнёра просто пылали от неистового пламени, который разгорелся в каждом из сердец, слившихся в ритуале любви. Но, как не странно, слов и признаний в любви не было. Они искренне, как два ангела, целовали, ласкали, шептали на ушко приятные вещи друг другу. Когда девушка неистово вздохнула от удовольствия, Тайзен слился с ней в интимной близости. Они получали невообразимые порции удовольствия. Они должны были жить вечно, находиться рядом, чтобы получать именно ту порцию заготовленных, задолго до их появления на свет, чувств. Но отрезвлённого оргазмом Юмичи это вовсе не волновало. Он находился на пересечении двух миров, где с одной стороны была фантазия великолепной девушки, а на другой эта незнакомка. Но, вскоре, эти два мира слились в один, где идеалом стала девушка из бара. Они оба были счастливы, как никогда. На их лицах читались сюжеты романов о великолепной жизни. Радость. Удовольствие. Оргазм. Близость. Тепло тела. Тепло души. Крик предельного счастья незнакомки...
Ранним утром, когда великолепная ночь была закончена, Юмичи открыл глаза и наугад опустил руку вниз, разыскивая собственные штаны, где лежала пачка сигарет. Но рука неожиданно нащупала что-то тяжёлое и странное. Он поднял её над собой и посмотрел. Это была керамическая маска. Не выспавшийся взгляд очень поздно разглядел на ней знакомые мотивы. Это была маска...

В голове в этот момент пролетел весь вчерашний вечер, начиная от обычных тем песен и заканчивая количеством выпитого алкоголя. Но сейчас волновало Тайзена. Мысли: «Откуда она тут?», сразу же сменились за страх чьего-то неожиданного вторжения. Он повернул голову и увидел... лежащую незнакомку с огромной дыркой в животе. Он ужасающе на всё взглянул и посмотрел на руки. Они все были в крови, как и всё тело Юмичи. Страх из-за смерти человека сменился на сильнейшее волнение за свою судьбу. Быстро накинув одежду, разбросанную по полу, Тайзен склонился над телом девушки, которую вчера первый раз встретил. Он поцеловал её в лоб и вытер застывшую слезу, закрыв глаза. Последний раз склонив голову, он, услышав шум соседей: «Что у вас произошло? Скорей на помошь?! Девушку убили!», покинул комнату через окно гостиничного номера. Когда он приземлился на руках и лице ещё остались кусочки разбитого стекла, а по левой щеке стекала тонкая струйка крови. Тайзен убежал, боясь за свою жизнь. Понять зачем, он и сам не мог. Но убегал он не от страха и ответственности, а от себя.

Тремя днями ранее...

Тяжёлой и невыносимой ношей, Тайзен шёл по улицам города Кумагакуре. Он больше никогда не поднимал свой взгляд выше земли. Дойдя до места своего назначения, он свалился на колени. Скупая, мужская слеза упала, на промокшую от утреннего дождика, землю. Он посмотрел прямо перед собой. На могиле не было инициалов. Это небольшая стела посвящалась погибшим неизвестным людям, чью личность установить не удалось. Именно там и была похоронена незнакомка, с которой встретился Юмичи четыре дня назад. Он до сих пор помнил о ней. На языке осталась необсохшая кровь от поцелуя в лоб, а на глазах пропавшая любовь, которую в полной мере разделили ночью оба. Он положил перед стелой ту самую керамическую маску. Полностью забыв о себе и обо всём, что с ним происходило, он достал кунай.

Один удар в левую руку и поток крови устремился Тайзену в лицо. Он терпел и даже не закричал. Юмичи думал, что собственной смертью сможет затереть воспоминания о том, что не уберёг дорогого ему человека. Второй удар последовал в правую руку, но теперь он промазал и задел вену. Закричал от неожиданности и упал на промокшую землю. Кровь из рук запачкала керамическую маску, одиноко лежащую на земле. Голова Тайзена начала кружиться. Жизненные силы медленно его покидали. И в этот тяжёлый для каждого момент перед джоунином Кумо пролетела вся жизнь, часть которой занимали воспоминания о шпионаже в Конохе. И тогда он вспомнил. Этот великолепный запах. Чудесное спасение. Маска. Девушка.

- Какой я дурак... Ксо… Не могу остановить...

Время не известно. Коноха.

Величественной фигурой в своём кабинете восседал лидер специального подразделения АНБУ – Данзо. Слабый и совсем тусклый свет от свеч, который был единственным источником дня в тёмной комнату, радовал взгляд человека, входившего в совет правителей-феодалов Конохи. Сегодня был особый день, который спустя пятнадцать лет со смерти Джирайи именовался «Днём чистки». К лидеру АНБУ приходило очень много рядовых членов с докладами о ликвидации, но один ему запомнился навсегда. Этот человек пришёл в маске одной из ликвидированных девушек. Он, медленно присел и, сняв маску, сказал:

- Оперативный псевдоним Сай, задание выполнено.

Обрадованный этим ходом вещей, Данзо ни на каплю не засомневался в исполнительности лучшего члена его спецподразделения. Отмахнувшись жестом руки, лидер приказал Саю выйти из кабинета. На что тот отреагировал вполне спокойно и ушёл, оставив маску на столе.
Но этот маленький подарок насторожил Данзо. Он нервно встал и осмотрелся вокруг. На первый взгляд ему показалось, что никого нет, и он вновь занял привычное место в кресле. Но, вдруг и совершенно неожиданно для лидера раздался голос:

- Ты всё знал. И думаешь, что всё пройдёт без последствий.

Вокруг комнаты появились небольшие тучки дыма. В сознание опытного бойца они могли вызвать только желание скорейшей победы. Данзо подумал, что это иллюзия и отбежал в центр комнаты, выхватив из ножен катану. Он, всё так же серьёзно, спросил нежданного гостя:

- И ты думаешь, что сможешь отсюда уйти, после того, как появился здесь?

Тучки дыма рассеялись и человек, голубые глаза которого были наполнены бурей мести, устремился на лидера спецподразделения. Один бросок. Удар. Катана проткнула на сквозь атакующего. Изо рта вылилась кипящая кровь. Вены закупорились от ожидания смерти, но глаза всё равно продолжали гореть. Рука человека, посмевшего атаковать Данзо в его логове, скользнула за спину. В его правой руке была катана. Лидер сразу же предвидел опасность, но уже было слишком поздно. Левая рука мстителя схватила намертво остриё меча. Данзо не мог его вырвать. На, держащей меч, руке человека через бинты текла свежая кровь. На правой руке в эту же секунду разошлись швы, и кровь запачкала все свечи, освещающие это помещение. Под кровавый свет мести, атакующий, стиснув зубы, смог поднять упавшую катану и нанести завершающий удар. Тело Данзо безысходно упало на, застеленный дорогими коврами, пол. Раненый же мститель аккуратно присел на пол рядом со столом. Он облокотился об него и тихо сидел в ожидании своей смерти. Из рук текла разгорячённая кровь, а рана от меча не давала без крика терпеть приближающею боль. Он смотрел на труп Данзо и улыбался:

- Вот и всё Тайзен. Хорошая нота, чтобы на ней закончить жизнь в этом ужасном мире, полном отчаянной любви и смерти. Но я полюбил. И я от этого даже после смерти не отступлю.

Через минуту в комнату ворвались четверо членов АНБУ, которые сразу же подбежали к мёртвому Данзо. Но один из них неотрывно смотрел на Тайзена, который обрёл в своём сердце настоящий человеческий покой.

- Мария. Сколько было в тебе жизни, - сказал Сай, простившись с действительностью и членом забытого клана Юмичи, который обрёл своё счастье вместе с девушкой, влюбившийся в него с первого взгляда.

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

+2


Вы здесь » Ролевая игра по Наруто » Архив общий » Конкурс фанфиков (неканон)